Комментарии к ТК

Комментарии к ЖК

Бюджетный

Конвенции






Суверенные сети

Любое государство и любой человек хочет быть хозяином в своем доме. Для государств это естественное желание обеспечивается принципами международного права, принципом государственного суверенитета, заключающимся в верховенстве, самостоятельности и независимости государственной власти, и принципом невмешательства во внутренние дела других государств. Для личности - международным и национальным законодательством, гарантирующим всем известные права человека и гражданина. 
Последнее десятилетие глобальное информационное пространство, существующее, в первую очередь, в виде сети Интернет и возникшее в результате интернационализации общественных отношений и научно-технического прогресса, заставляет пересматривать границы дома и объем прав и обязанностей хозяина. Кроме того, часть пользователей, проповедуя "экстерриториальность" Сети, декларирует свою независимость от государств и закона и борется за свою "суверенную Сеть". 
Как же выглядят информационные общественные отношения, возникающие при использовании Интернета (в терминах отечественного федерального закона "Об участии в международном информационном обмене" 1996 года - в ходе информационных процессов)? 
Упрощенно цепочку информационного общественного отношения можно представить следующим образом: пользователь (потребитель) - информационный ресурс - собственник (владелец ресурса). При этом в существующей общественно-правовой ситуации каждый из элементов "принадлежит" к определенной стране мира и взаимодействует друг с другом непосредственно (считаем, что взаимодействие происходит "почти мгновенно", - не будем связываться с действием закона во времени). Под абсолютно житейским термином "принадлежность" понимается гражданство и/или место регистрации юридического лица для пользователей и собственников и физическое месторасположение сервера для информационного ресурса. 
В указанной схеме не рассматривается проблема "чистой" передачи информации через промежуточные узлы Сети, берутся в расчет только конечные точки информационного потока. Также не учитывается "нечеткость привязки" пользователя и собственника, как-то: временное пребывание пользователя (гражданина одной страны) в другой стране, двойное гражданство etc. 
Понимая, что для каждого элемента цепочки отношения существует свой собственный правовой режим, имеем в общем случае три варианта правового регулирования: регулирование отношения по законодательству страны проживания пользователя, страны местонахождения ресурса и по закону страны собственника. 
На самом же деле приведенная схема весьма условна и не учитывает, что цепочка информационного общественного отношения, выстраивающаяся в процессе использования Сети, имеет не три, а минимум пять элементов: пользователь (потребитель) - провайдер1 - информационный ресурс - провайдер2 - собственник (владелец ресурса). 
Рассмотренная многомерность информационных общественных отношений вполне закономерно представляет собой источник растущего клубка общественно-правовых противоречий. Регулировать эти противоречия и конфликты в связи с эксплуатацией Сети пользователями, собственниками и хозяевами серверов хостинга из разных стран мира пытаются уже сейчас. 
Основными источниками права, регулирующего общественные отношения, являются международные договора, национальное законодательство, судебная практика и обычаи, формирующиеся в процессе реализации тех или иных общественных отношений. 
В настоящее же время лишь около двадцати стран имеют зачатки национального законодательства, касающегося использования глобального информационного пространства, международные соглашения по этому вопросу отсутствуют, обычаи использования Сети весьма противоречивы, - а значит, спорных ситуаций становится все больше, и постепенно формируется судебная практика по данным общественным отношениям. Нельзя сбрасывать со счетов и геополитические интересы различных стран. Одни из них еще не осознали значения всемирного информационного пространства, другие стремятся распространить на него свое влияние, в частности, пытаясь использовать свою систему права и законодательство для разрешения конфликтов в Сети. 
Для РФ ни один из перечисленных источников нельзя назвать даже формирующимся. У нас масса пробелов и противоречий, связанных с правовым регулированием Сети. И даже упомянутый закон "Об участии в международном информационном обмене" пока ничего не дает. 
Конечно, ряд норм содержится в гражданском законодательстве (например, ст. 565 ГК РСФСР - о законе, применяемом к форме сделки, или ст. 566-4 - о законе, применяемом к обязательству, возникающему вследствие причинения вреда); в уголовном законодательстве существует территориальный принцип (ч. 1 ст. 11 УК РФ), распространяющий действие закона на территорию РФ, и принцип гражданства, устанавливающий, в частности, уголовную ответственность граждан РФ, совершивших преступное деяние за пределами РФ (ч. 1. ст. 12 УК РФ). Тем не менее, их явно недостаточно для регулирования информационных процессов в Интернете. 
В спорных ситуациях сталкиваются различные интересы и правовые системы, и возникает коллизия: какое право применять, в чьем ведении находится тот или иной информационной процесс, юрисдикция какого государства распространяется на то или иное информационное общественное отношение? 
В международном праве для ответа на эти вопросы существуют так называемые коллизионные нормы. Они не разрешают вопрос сами по себе, а лишь указывают на те нормы, которые должны быть использованы в данной конкретной ситуации (например, lex loci contractus - закон места совершения сделки, lex loci actus - закон места совершения акта, lex patrie - закон гражданства, lex dominicilii - закон местожительства, lex rei sitae - закон местонахождения вещи etc.). 
В настоящее же время таковые нормы для Интернета отсутствуют, и международное информационное пространство пытаются "осваивать", используя подручные средства и национальные правовые концепции. Можно заметить, что аналогичные процессы имели место в первые десятилетия нашего века в сфере освоения воздушного пространства, но, несомненно, темпы освоения, масштабы и потенциальные возможности Сети на фоне общего потенциала планеты выглядят значительнее. 
Судебная практика, трактующая и разрешающая проблему юрисдикции Сети, сейчас пока относится к наиболее доходным отраслям бизнеса в Сети - игорному и торговле информацией "для взрослых", - и формируется в тех странах, которые уже стали на путь правого регулирования Интернета, в первую очередь, в США. 
В 1996 году в деле "Штат Миннесота против Granite Gate Resorts, Inc." было вынесено решение о том, что ответчик, фирма из Невады, незаконно рекламировала жителям Миннесоты возможность интерактивно делать ставки на сайте WagerNet, расположенном за пределами штата. На сайте утверждалось, что предлагаемые посетителю действия разрешены законом. И суд решил, что сайт, доступный всему миру, а значит, и жителям Миннесоты, вводил пользователей из этого штата в заблуждение. 
В том же году бизнесмен Таттило Эдириче (Tattilo Edirice) организовал на итальянских серверах два сайта, Playmen Pro и Playmen Lite, предлагающих фотографии для взрослых, в том числе и из журнала "Playboy". Названия обоих сайтов оказались сходны с зарегистрированным в США Playboy Enterprises, Inc. товарным знаком "Playmen". Окружной суд штата Нью-Йорк постановил закрыть сайты или закрыть доступ на них американским пользователям. 
В июле 1997 года в штате Миссури были признаны виновными в нарушении законов об азартных играх и о защите прав потребителей компания Interactive Gaming and Communications Corp. (штат Делавэр) и ее сотрудники, которые на сайте www.gamblenet.com организовали блэк-джек и рулетку и выдавали входной пароль лишь после предварительной оплаты. Суд обязал прекратить запрещенный в Миссури вид деятельности. 
Верховный суд штата Нью-Йорк, где игорный бизнес запрещен, в конце июля текущего года вынес решение по делу "Народ против World Interactive Gaming Corp". Ответчик, зарегистрированный в качестве юридического лица в штате Делавер, организовал Интернет-казино на серверах, расположенных в Антигуа, и там же лицензировал свою деятельность в сфере игорного бизнеса. Тем не менее, решение было вынесено в интересах истца. 
Суд в своем решении указал на следующее: для дела не имеет значения, что в Антигуа известный род деятельности разрешен, а значит, ответчик не нарушал местных законов; важно то, что акт участия пользователя в игре происходил в штате Нью-Йорк и работа с серверами в Антигуа осуществлялась с суверенной территории штата. Таким образом, были нарушены и закон штата, и федеральное законодательство об азартных играх. В ходе следствия по делу было выяснено, что World Interactive Gaming Corp. получила в результате указанного вида деятельности 1,8 млн. долларов от 114 инвесторов, в том числе от 14 граждан штата Нью-Йорк. 
Указанный прецедент, провозглашающий верховенство законодательства штата Нью-Йорк (пока лишь для американских компаний) над законами любой другой страны, очень важен. Тем не менее, в США начинают понимать, что потенциальный доступ к сайту посредством Интернета не порождает автоматически ответственности владельца сайта за несоблюдение закона какого-либо штата. Об этом свидетельствуют решения суда по делам "Molnlycke Health Care против Dumex Medical Surgical Products" и "Hurley против Cancun Playa Oasis International Hotels", вынесенные соответственно в конце августа и начале сентября этого года. Для наступления ответственности необходим непосредственный информационный контакт, порождающий прямые фактические коммерческие отношения, осуществление которых необходимо доказать. 
Так, в деле "International Star Registry of Illinois против Bowman Haight Ventures" суд признал факт 22 доказанных продаж через Web достаточным для установления юрисдикции штата Иллинойс для иностранной компании. 
В Великобритании предприниматель Грэм Уоддон (Graham Waddon) за организацию порносайта на сервере, расположенном в США, получил 18 месяцев тюрьмы. Таким образом, возник национальный прецедент для регулирования отношений, связанных с организацией информационных ресурсов за рубежом. 
В деле компании Braintech Inc. (Ванкувер, Канада), которая вела свои дела в штате Техас, против Джона Костюка (John Kostiuk) столкнулись правовые системы США и Канады. Канадская апелляционная инстанция суда весной этого года отказалась признать решение суда штата Техас по делу о диффамации и провозгласила, что юрисдикция США не распространяется на информационное пространство Канады, где был организован ресурс ответчика. 
На фоне формирующейся судебной практики организации, использующие Интернет, начинают трезво оценивать его неурегулированность. Они сознательно ограничивают свои прибыли, отказываясь от "сетевого суверенитета" и делая ставку на минимизацию потерь. Например, летом этого года MasterCard ввела новые правила транзакций для Интернет-казино (www.mastercard.com/about/press/990709a.html). Корпорация, понимая, что в разных странах по-разному регулируется игорный бизнес, выдвинула ряд требований к потребителям своих услуг - владельцам Интернет-казино. В частности, последние обязаны определять страну посетителя казино и предупреждать игроков о незаконности игрового процесса в той или иной комбинации информационного общественного отношения (о правовых аспектах игорного бизнеса в Сети см. авторскую статью "Игра без женщин и вина" на www.russianlaw.net/law/doc/a13.htm). 
С октября нынешнего года всем известный аукционный сервер eBay (www.ebay.com) ввел запрет на проведение аукционов алкогольной и табачной продукции. Заявленная причина - комплексность законов разных штатов и государств, регулирующих оборот табака и алкоголя, и сложность их интерпретации применительно к Интернету. 
Каковы же возможные пути мирного выхода из ситуации правовой неурегулированности использования Сети? 
В первую очередь, это международные договора, определяющие статус международного информационного пространства и алгоритмы разрешения споров. Но нужно прямо сказать, что в ближайшие годы детальных всемирных конвенций в указанной сфере не предвидится; можно надеяться только на рамочное соглашение и разрешение нескольких особенно острых вопросов. 
Не панацеей, но временным выходом могут служить региональные многосторонние соглашения, а также двухсторонние договора о правовой помощи. Именно в них нужно вкраплять коллизионные нормы, помогающие стабилизировать международные информационные отношения. 
И конечно же, как воздух требуется национальное информационное законодательство, чтобы не быть "открытым на фоне всеобщей закрытости". В идеале, необходима унификация норм национальных законодательств относительно использования Сети (не во всех странах есть нормы, подобные ч. 4 ст. 15 Конституции РФ о верховенстве международных договоров). Пока же государства, общественные организации, компании, социальные группы и отдельные физические лица благополучно пытаются или игнорировать и изолировать друг друга, или поставить другую сторону в информационном процессе в подчиненное положение, что порождает возникновение и процветание суверенных сетей в едином информационном пространств.
Автор: Виктор Наумов
Источник: www.computerra.ru


Бесплатная система онлайн-бронирования (записи) для любого бизнеса

Консультация осуществляется для городских и мобильных номеров. Выберите город из списка
 

Вид консультации:
Ваш регион:
Ваше имя:
Телефон: (можно сотовый)
Ваш вопрос
(можно кратко)




  контакты