Комментарии к ТК

Комментарии к ЖК

Бюджетный

Конвенции






Роль государства в области авторского права и смежных прав

Изменение функции знания и культуры в цивилизации конца ХХ века привело к резкому увеличению масштабов использования результатов интеллектуальной деятельности. Творения человеческого разума приобрели значение одного из важнейших видов объектов экономического оборота. 
Отдельные элементы авторского права появились очень давно. Можно вполне обоснованно утверждать, что социальное, этическое и политическое значение произведений науки и искусства признавались на протяжении всей сознательной истории человечества. Уже в Древней Греции существовали правила о сохранении текстов трагедий для осуществления контроля за соответствием исполняемого на сцене представления подлинному авторскому произведению. Творения Эсхила, Софокла и Еврипида должны были доводиться до публики в неискаженном виде. Гонорар как форма оплаты творческого труда, особенности права собственности на произведения искусства были известны еще римскому праву . Однако в целом "экономической стороне" авторского права долгое время не придавалось особого значения. 
С изобретением печатного станка (в 1448 г.), открытием для человечества "галактики Гуттенберга" появилась возможность пустить "романы и поэмы" в экономический оборот, возможность широко торговать ими. Благодаря печатному станку и мануфактурам любые рукописи, а затем и иные материальные носители произведений могли быть быстро и относительно дешево размножены . Издание книг всегда требовало затрат максимальных средств и усилий от того, кто делал это первым. Ему же приходилось оплачивать и труд автора. Конкуренты не несли расходов, связанных с подготовительной стадией, и могли предложить публике тот же товар по более низким ценам. В результате ни создатель произведения, ни издатель, оплачивавший его труд, часто не получали никаких экономических выгод от своей деятельности. Такое положение препятствовало распространению культурных ценностей. Необходимо было добиться, чтобы каждое заинтересованное лицо могло реализовать свои материальные интересы через рыночный механизм и в то же время "никто не собирал урожая там, где ничего не посеял". Возникла настоятельная потребность в осуществлении государством регулирующей, координирующей, законодательной функций в данной области, в обеспечении внутригосударственной защиты и международно-правовой охраны авторских прав. 
Наиболее важной задачей было четкое определение того, что принадлежит одному лицу, а что другому; кто на что имеет право. Решение этой задачи могло обеспечить только государство. Осуществление правового регулирования, установление правил, ориентиров для человеческого поведения, предложение законных способов достижения правомерных целей - и дальнейшее подчинение человеческого поведения руководству этих правил, осуществление охраны отвечающих их требованиям общественных отношений являются основными задачами всякого цивилизованного государства. "Закон есть ... общее обещание государства", "где нет норм права, там все должно рассматриваться как бы с подозрением" - считали римские юристы, а философ Джон Локк писал, что "свобода людей, находящихся под властью государства, заключается в том, чтобы иметь постоянное правило для жизни, единое для каждого члена общества и установленное государственной властью, созданной в нем; это - свобода следовать своим собственным желаниям во всех случаях, когда реализация этих желаний не приводит к нарушению закона, и не быть зависимым от непостоянной, неопределенной, неизвестной, самовластной воли другого человека". С другой стороны, можно рассматривать право как совокупность гарантий, которые предоставляются государством, как "способность обязывать других" (согласно определению понятия права, данному когда-то И. Кантом). 
Современное право принципиально воздерживается от вмешательства во "внутреннюю жизнь" личности так же, как и от вторжения в сферу интимных отношений между людьми: "право имеет дело только с внешним миром, но не с душевным". Пока мысль не выражена, она для права просто не существует. Нельзя заставить человека мыслить, творить. Можно лишь создать такие условия, чтобы возникла возможность мышления, творчества. Без определенных условий такая возможность появиться не может. Но сам процесс творчества всегда остается за пределами действия правовых норм. "Право бессильно устанавливать границы в духовном производстве", - писал Гегель. 
Но как только результат творчества приобретает объективную форму, вступают в действие нормы права, "обеспечивающие общественное признание этого результата, устанавливающие правовой режим соответствующего объекта и охрану прав и законных интересов его творца" . Результаты интеллектуальной деятельности могут становиться объектами правоотношений только тогда, когда они облекаются в какую-либо объективную форму, обеспечивающую их восприятие другими людьми. Так, обязательным основанием для предоставления авторско-правовой охраны является внешнее выражение "замысла" автора в той или иной объективной форме. При этом не имеет значения, зафиксированы ли идея, образ, мысль на материальном носителе или просто оглашены "в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи" (статья 4 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах"). До тех пор, пока замысел автора не стал доступен для восприятия других людей, объекта охраны просто не существует. 
Именно объективно выраженный результат интеллектуальной деятельности может участвовать в экономическом обороте, становиться товаром, функционировать на рынке. Такой объект должен и может быть защищен государством, обществом, правом. 
Авторское право в своей основе является юридическим выражением осознания государством важности сохранения культуры для сохранения и развития общества. Поддержка и защита творчества, охрана результатов интеллектуальной деятельности непосредственно связаны с защитой свободы личности, прав человека. Однако необходимо учитывать "двойственную реальность", характерную для авторского права, - не только культурную ("духовную"), но и экономическую. Необходимо считаться не только с "моральными соображениями", но и с политическими факторами, социальными проблемами, смотреть на каждое явление не только с юридической стороны, воспринимать действительность такой, какова она есть, а не такой, какова она могла бы быть. Юриспруденция, как медицина и политика, начинается с запрета на употребление фразы: "Я хочу добра, я не хочу того, что существует". Если политика - это искусство возможного, то право - это наука необходимого. Для современности характерно не только усиление защиты личных неимущественных ("моральных") авторских прав, но и одновременно дальнейшая "коммерциализация" имущественных ("экономических") прав. 
Способствуя созданию условий для занятия творческим трудом, обеспечивая правовое признание и охрану достигнутых творческих результатов, закрепляя за авторами права на использование созданных ими произведений и получение доходов от такого использования, авторское право одновременно создает условия для использования произведений в интересах общества, в целях образования и просвещения, ознакомления самой широкой аудитории с культурным наследием и новыми творческими достижениями. Историю законодательства об авторском праве на протяжении трех последних столетий можно рассматривать как поиск разумного баланса интересов, своего рода "социального контракта" между автором и обществом, как беспрерывный ряд попыток "сбалансировать" потребности общества в свободном потоке идей и знаний с заинтересованностью автора в справедливом вознаграждении за творческий труд . Во всяком случае, именно на такой основе происходил перевод на юридический язык социально-политических и экономических требований. 
Для коммерческого использования произведения чаще всего необходимо наличие определенной организации, принимающей на себя, в расчете на соответствующие доходы, доведение этого произведения до тех, для кого оно предназначается: читателей, зрителей, слушателей. Авторское право исторически возникло в качестве специфического средства правовой охраны интересов издателей и книготорговцев, защищая интересы издательства через защиту интересов автора. 
В современном мире тиражирование материальных носителей объектов авторского права сформировалось в крупную отрасль индустрии с рядом подотраслей: выпуск книг и кинофильмов, программного обеспечения и компьютерных игр, аудио- и видеозаписей. В некоторых странах проводились специальные исследования, в результате которых было выявлено, что доля валового национального продукта, приходящаяся на "производства, основанные на авторском праве", колеблется между тремя и семью процентами . На "индустрию авторских прав" в 1991 году в США приходилось примерно пять с половиной процентов валового внутреннего продукта . Этот вклад в общественное производство страны превышает вклад любой обрабатывающей отрасли, включая производство самолетов, электронного и другого промышленного оборудования. Следует также учитывать эффект "вторичной отдачи" авторского права, наличие огромного числа базирующихся на нем производств. 
Объекты авторского права играют в жизни общества не менее важную роль, чем объекты патентного права. Можно привести следующий малоизвестный факт: из всех видов интеллектуальной собственности торговля именно "авторскими правами", а не патентами или товарными знаками, приносит в США наибольшие прибыли . 
Сама возможность передачи имущественных прав не только отвечает интересам организаций-пользователей, но и укрепляет всю систему авторских и смежных прав, что косвенно улучшает материальное положение самих авторов и иных правообладателей. 
Характерной чертой Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" является его рыночная направленность. Этот закон значительно расширяет возможности обладателей авторских и смежных прав по свободному распоряжению их правами. Имущественные права авторов становятся своеобразным товаром, который может свободно отчуждаться и передаваться на основании гражданско-правовых сделок. Авторское право "поощряет стремление авторов создавать значительные работы и облегчает возможность использования этих работ в коммерческих целях". 
Экономическая сторона авторского права включает также имущественные авторские правомочия, защищающие автора от экономического диктата партнеров (издателей, продюсеров). Особенности творческих профессий требуют действенных законодательных норм, способствующих социально-экономической интеграции авторов в общество. Современные писатели, художники, артисты нуждаются в особых формах стимулирования их деятельности и защиты их интересов, в такой системе социального обеспечения и в таких нормах гражданского, трудового, налогового права, которые принимают во внимание их низкий и непостоянный доход, "уязвимость" их позиций в качестве субъектов рыночных отношений. Большинство современных государств не только осуществляет контроль за соблюдением прав и охраняемых законом интересов авторов и иных правообладателей, но и устанавливает некоторые минимальные стандарты, которых обязаны придерживаться все участники сделок, связанных с использованием авторских и смежных прав. 
Так, Закон Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" исходит из того, что размер авторского вознаграждения определяется сторонами самостоятельно, однако Правительству Российской Федерации предоставлено право устанавливать минимальные его ставки, играющие роль определенных социальных гарантий. Конкретный размер вознаграждения за использование объектов авторских и смежных прав определяется в договоре, заключаемом между правообладателем и пользователем, либо в лицензионном соглашении между пользователем и обществом, осуществляющим коллективное управление имущественными правами обладателей авторских и смежных прав. 
Вместе с тем, правовые нормы нельзя основывать на "пожеланиях" какой-либо отдельной категории, группы людей. Все решения государства в этой области должны обсуждаться с авторами, но при этом не должны учитываться только их интересы. Любое решение должно учитывать интересы всех сторон, потому что чье-то право - это всегда чья-то обязанность. Четко определенные ограничения всегда составляют самые существенные условия существования всякой свободы и всякого права. Следует помнить, что "бизнес" не обязан быть "совестливым", "бизнес" должен быть законопослушным. Кто и почему должен платить, кому, за что и сколько? Возможно, следует проявлять большую "открытость", большую искренность в этих "деликатных" вопросах: в конце концов, узнав поближе чужие проблемы, каждый будет спокойнее относиться к своим собственным. Необходимо, используя "искусство диалога", находить в каждом случае "уравновешенные" решения. Авторское право было, есть и всегда будет определенной "суммой компромиссов", достигнутых в ходе долгого и трудного поиска. 
Именно государство призвано поддерживать "неустойчивое равновесие" между правами личности и интересами общества, между тем, что относится к сфере культуры, и тем, что относится к сфере коммерции. Государство, охраняя "скорлупу собственности" может и должно способствовать созданию условий для занятия творческим трудом, интеллектуальному расцвету, поддержанию "пламени гения топливом интереса" (А. Линкольн). 
Законодательная функция государства позволяет обеспечить развитие нормативно-правовой базы, призванной служить надежной "юридической оболочкой" для соответствующих отношений. Правовыми нормами, составляющими институт авторского права и смежных прав, регулируются отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства (авторское право), фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного и кабельного вещания (смежные права). Объединение в едином правовом институте двух указанных групп норм объясняется зависимостью возникновения и осуществления смежных прав от прав авторов творческих произведений, а также урегулированностью соответствующих отношений единым законом. 
В России к настоящему времени создана в основном правовая база для охраны авторских и смежных прав. В то же время отсутствие полноценной систематизации приводит к "усложненности" действующего законодательства, содержащего очень сложные по своей структуре нормы, закрепляющие сразу целый комплекс исключительных прав, исключений из них, а в ряде случаев еще и исключения из этих исключений. "Пиратство" составляет единую проблему во всех областях интеллектуальной собственности. "Веянием современности" является универсализация охраны разных видов интеллектуальной собственности. Комплексная регламентация разных видов интеллектуальной собственности предусматривается в Соглашении ТРИПС. По этому пути, как представляется, должна идти и Россия. 
Однако, прежде чем производить "слияние" правовой регламентации всех видов интеллектуальной собственности в рамках единого кодифицированного акта, необходимо разработать теорию, содержащую в себе такие принципы, используя наименьшее число исключений из которых можно будет описать наибольшее количество эмпирических явлений, отличных друг от друга и порой друг другу даже противоречащих. Особого рода "упорядоченность знаний" должна предшествовать любой кодификации. Такой "упорядоченности" в настоящее время не существует. 
Всякая аксиома, всякая теория оправдывается лишь тем, что с ее помощью может быть получено, также как мерой совершенства всякого правила служит прежде всего четкость устанавливаемой им процедуры. Теория "исключительных прав" недостаточно разработана, слишком противоречива, чтобы на ее фундаменте возводить долговечное здание кодификации. При таком подходе не удастся избежать противоречий с действующим законодательством, с достаточно консервативной системой международных соглашений, с самой структурой международного и внутригосударственного законодательства в данной области. Это, в свою очередь, разрушит уже существующую систему охраны интеллектуальной собственности, затруднит принятие мер по присоединению к международным соглашениям. Одним из основных признаков любой гармонии является невозможность саморазрушения, подрыва основ своего существования, поэтому представляется желательным закрепить в Гражданском кодексе Российской Федерации только общие принципы правового регулирования отношений, связанных с интеллектуальной собственностью, сохранив, тем самым, возможности для дальнейшего теоретического и законодательного развития. 
Важной задачей государства является обеспечение международно-правовой охраны объектов авторских и смежных прав, создаваемых или используемых на его территории . 
Наибольшие проблемы возникают с применением законодательства, о чем свидетельствует немногочисленная, но противоречивая судебная практика. Поэтому важнейшей задачей является совершенствование не законодательства, а судебной системы. Добиться быстрого, объективного, беспристрастного, законного судебного разрешения возникающих конфликтов представляется возможным за счет специализации судей и юридических служб. Необходимо также решить вопросы компенсации за время, потраченное правообладателями в судах на защиту своих прав, вопросы оплаты труда их представителей. Такой подход позволит наладить эффективную работу, обеспечить не простое декларирование, а подлинную реализацию авторских прав, позволит суду стать тем, чем он должен быть, - "говорящим законом", по образному выражению Цицерона. 
Наиболее распространенные в настоящее время виды нарушений авторского права и смежных прав - это использование соответствующих объектов без оформления договорных отношений с правообладателями, неуказание имени автора при использовании произведения. 
По информации МВД, в 1997 году убытки отечественных и зарубежных правообладателей интеллектуальной собственности из-за нарушения их прав составили не менее одного миллиарда долларов США . Прежде всего речь идет о нарушении авторских и смежных прав в сфере оборота аудио- и видеопродукции, компьютерных программ и печатной продукции. По сведениям экспертов Журнала российского права, программное обеспечение в России является "пиратским" на 91 процент. В сфере видеопиратства нелегальный рынок занимает 85 процентов (в Москве - 65 процентов) . В сфере полиграфии и книгоиздательства доля контрафактной продукции составляет 70 процентов. Как правило, это происходит за счет незаконного допечатывания тиражей или издания переведенных без разрешения правообладателей книг. Кабельное телевидение на 90 процентов использует программы, фильмы без всякой оплаты, то есть с нарушением закона. Такое положение существует практически во всех российских регионах. 
Следует отметить, что и во многих других странах ситуация с соблюдением авторских и смежных прав складывается не лучше. Принято считать, что самые большие потери от пиратства несут производители аудио- и видеопродукции, а также производители компьютерных программ. По данным Ассоциации производителей компьютерного обеспечения, уровень пиратства в ФРГ составляет 50 процентов, во Франции - 57 процентов, в Великобритании и Финляндии - 43 процента, в Швейцарии и США - 35 процентов, в Китае - 98 процентов. 
Блез Паскаль сказал однажды, что единственная прерогатива власти - это защита. "Реальными", полноценными правами могут быть только права, защищенные "возможностью привести в действие аппарат государственного принуждения". Причем надежность такой защиты, по словам Рудольфа Иеринга, есть "такая же высокая ценность права, как и справедливость". 
В соответствии со сложившейся в российской юридической практике традицией принято различать охрану прав (установление общего правового режима) и защиту прав (меры, которые принимаются в случаях, когда гражданские права нарушены или оспорены). Если закон дает право, то он должен давать также и средства его защиты. Собственно защита права есть не что иное, как его реальное, в необходимых случаях принудительное осуществление. Причем государство призвано обеспечить распределение "расходов и доходов" людей в зависимости от их поведения по отношению к праву. 
Решение этой задачи в настоящее время затруднено. Законодательство содержит достаточно эффективные механизмы защиты от незаконного использования объектов авторского права и смежных прав, однако далеко не всегда эти механизмы реализуются на практике. Причины такого положения нередко кроются не только в экономических, но во внеэкономических факторах, которые порой влияют на уровень защищенности ничуть не меньше. 
Механизм защиты нарушенных прав в рассматриваемой сфере действует крайне неэффективно. Ранее советские суды (в основном московские) чаще всего сталкивались только с одним видом исков: взысканием авторского вознаграждения. Новизна проблем, применение норм международного права создают сложности и для правообладателей, и для пользователей, и для судей. Между тем, правовая защищенность во многом зависит именно от того, насколько быстро и правильно будет разрешен спор. 
Проблемы, связанные с развитием техники, с необходимостью координации деятельности авторских обществ, с ростом числа нарушений в области авторских и смежных прав и необходимостью изменения существующего в обществе отношения к таким нарушениям, "бурное" развитие внутригосударственного и международного законодательства, наконец, проблемы использования произведений, ставших "общественным достоянием", неизбежно приводят к усилению роли государства в области авторского права. Роль государства уже не может быть сведена только к регулированию, охране и защите авторских и смежных прав. К двум традиционным функциям - разработке норм внутреннего законодательства и защите интеллектуальной собственности путем международных договоров - добавляется несколько относительно новых. 
Одной из них является координирующая функция в отношении обществ, управляющих имущественными правами обладателей авторских и смежных прав. Во многих странах авторские общества были созданы раньше, чем профсоюзы трудящихся. В России уже в 1874 году по инициативе драматурга А.Н. Островского было создано "Общество русских драматических писателей", преобразованное в 1875 году в "Общество русских драматических писателей и композиторов". Закон Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" предусматривает создание особой системы реализации авторских и смежных прав, получившей название "системы коллективного управления имущественными правами". Смысл "коллективного управления" состоит в том, чтобы обеспечить имущественные права обладателей смежных прав в тех случаях, когда осуществление этих прав в индивидуальном порядке оказывается невозможным либо затруднительным. Так, характеру распространения и использования охраняемых объектов в условиях компьютерной сети более соответствует выплата вознаграждения, пропорционального полученному доходу либо частоте и времени использования, чем традиционные авторские правомочия . 
Основной задачей обществ, осуществляющих коллективное управление имущественными правами, являются сбор, распределение и выплата вознаграждения правообладателям. Дополнительными задачами являются: предоставление лицензий пользователям и контроль за соблюдением их условий, борьба с нарушениями, а также осуществление функций социального и культурного характера. Таким образом, общества, осуществляющие управление авторскими и смежными правами на коллективной основе, призваны осуществлять не только сбор и распределение вознаграждения за различные виды использования произведений, но и представительство интересов правообладателей, определенного рода "лоббистскую деятельность" и любые иные действия, для плодотворности которых необходимо, чтобы они были коллективными. 
В соответствии со статьей 44 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" правообладатели могут сами создавать неограниченное число организаций, управляющих имущественными правами на коллективной основе. Допускается создание либо организаций по различным правам и различным категориям обладателей прав, либо организации, одновременно управляющей авторскими и смежными правами. Такие организации могут выдавать лицензии на использование произведений и объектов смежных прав. Сбор, распределение и выплата вознаграждения правообладателям производятся в соответствии с соглашениями между организациями, осуществляющими коллективное управление имущественными правами. 
Проблема коллективного управления авторскими правами заключается в том, что практически каждое общество считает возможным представлять всех правообладателей и требовать с пользователей соответствующих выплат. Законодательных препятствий для этого нет, поэтому отказ государства от своей координирующей роли приводит, с одной стороны, к росту мошенничества в этой сфере, а с другой стороны, к невозможности нормальной работы для обществ, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами. Государство в отношении таких организаций, несомненно, должно выполнять определенную координирующую функцию. Было бы целесообразным внести изменения в Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности", предусмотрев лицензирование "деятельности по сбору авторских вознаграждений". 
Законодательство об авторском праве имеет комплексный характер, то есть включает положения конституционного, гражданского, административного, финансового, трудового, процессуального и даже уголовного права. Сложность, разноплановость общественных отношений, возникающих в данной области, требуют при их правовом регулировании применения разнородных методов, присущих различным отраслям российского права. 
Защита авторских и смежных прав строится преимущественно по системе частного права, то есть инициируется правообладателем по его усмотрению. В рассматриваемой области в полной мере действует основной принцип частного права - принцип полного возмещения убытков. Однако было бы ошибочным безоговорочно относить авторское право к сфере только частного права и делать соответствующие выводы: "применение частного права - это дело судов и судей", "государство не должно вмешиваться в эти вопросы". 
В некоторых случаях оказывается необходимым применение именно публично-правовых методов, не подменяющих частно-правовые, но дополняющих их. Как писал еще в прошлом веке российский юрист Спасович: "Есть правонарушения, которых главный элемент заключается не в материальном вреде, а в проглядывающей в действии злой воле ... Они не могут быть покрыты одним возмещением вреда". Нормы уголовного и административного права имеют большое значение в системе охраны авторских и смежных прав. Вообще искусственное противопоставление публичного и частного права не является плодотворным для любой области правовой действительности. 
Появление новых средств распространения творческих достижений и иных результатов интеллектуальной деятельности, очевидный рост значения государства в обеспечении нормального функционирования системы авторских и смежных прав делает актуальным вопрос о необходимости восстановления государственного органа в области интеллектуальной собственности. 
В ХХ веке произошло во многом трагическое изменение отношения к творческому труду: он утратил ореол "святости" даже в глазах самих "творцов". Едва ли найдутся теперь писатели, которые. садясь за письменный стол, "украшали бы обшлага рукавов кружевами", как это иногда еще делали в Век Просвещения. Мы живем в переходную эпоху: источники частной финансовой поддержки стремительно тают, "внерыночное обеспечение", до конца ХVШ века способствовавшее появлению большинства шедевров, исчезает, система меценатства повсеместно отмирает , а рыночный механизм все еще не может в достаточной степени способствовать созданию культурных ценностей, обеспечивать сохранение и распространение культурного наследия, гарантировать охрану того "хрупкого мира", в котором живут "идеи". "Идеи", однажды появившись, могут служить бесконечное время бесконечному числу людей. Проблема заключается в том, чтобы создать условия, которые позволят им появиться. 
Вопросы соотношения материального вознаграждения за творческий труд и культуры как основного условия самого существования человечества, как главного "человекообразующего" фактора, долгое время считались проблемой, не достойной философского размышления . Исследование "пространства мышления", "структуры сознания" современного человека делает очевидным непонимание и нежелание понимать, что за творческий труд нужно платить, тем самым создавая саму возможность для занятия таким трудом, что "старые", уже созданные произведения нуждаются в правовой защите прежде всего для того, чтобы создавались новые. В этой области современное общество, как представляется, дальше всего отстоит от идеала "гражданского общества", состоящего из людей, знающих свои права и выполняющих свои обязанности. Напротив, характерной является плохая осведомленность о своих правах и полное пренебрежение чужими, психологическая неготовность к восприятию требований современного законодательства. 
С середины ХХ века все чаще в качестве одного из вариантов решения проблем, связанных с необходимостью освоения новых источников финансирования интеллектуальной деятельности, выдвигаются предложения о введении в тех или иных формах института "платного общественного достояния", связываемого обычно с созданием и деятельностью фондов или других структур, обеспечивающих финансирование и поддержку творческой деятельности, а также предложения по использованию организационных возможностей государства в этой сфере. Такие предложения неоднократно рассматривались на международном уровне. В 1958 году этот правовой институт впервые нашел практическое воплощение в законодательстве Аргентины . В настоящее время он активно развивается в большинстве европейских стран.
В вопросе о правовой природе этого института конкурируют два подхода: согласно одному из них, платное общественное достояние есть продолжение авторского права, согласно другому - инструмент фискального характера, своего рода налог или сбор, взимаемый в интересах развития культуры, или, как его иногда называют, "культурная рента". В такой трактовке платное общественное достояние оказывается одним из инструментов, используемых для финансирования соответствующей деятельности за счет сборов, обеспечиваемых этим институтом. Существует и третий подход, предполагающий сочетание двух первых. 
В ряде стран, в которых предусмотрен институт платного общественного достояния, действует система свободного использования включаемых в него произведений: пользователь обязан только уплатить соответствующие отчисления, налоги или сборы. Такой порядок установлен, например, законодательством Аргентины и Италии. Другой, ограничительный подход предполагает, что для коммерческой эксплуатации произведений, находящихся в сфере платного общественного достояния, пользователь должен получить разрешение определенного государственного органа. Такая система применялась в свое время Алжиром, Болгарией, Тунисом, Заиром. Продолжительность действия системы платного общественного достояния может быть ограничена определенным сроком (как во Франции) или не ограничена в самом широком смысле (как в Аргентине). Выплата отчислений может быть предусмотрена за использование произведений всех видов: литературных, музыкальных, драматических, аудиовизуальных, произведений изобразительного искусства, программного обеспечения и т.д. Такой подход практикуется в Мексике, в Аргентине с ее "всеобъемлющей" моделью, охватывающей "все культурное наследие человечества". Вторым возможным вариантом является выплата отчислений за использование только отдельных категорий произведений. Такая система установлена законодательством Франции, Португалии. Ответственность за сбор отчислений, управление создаваемыми фондами и распределение собранных средств возлагается либо на государственные органы, либо на организации, представляющие авторов и исполнителей. 
Институт "платного общественного достояния" постепенно, но неуклонно начинает закрепляться в законодательстве большинства развитых стран мира, что позволяет говорить о возникновении у современных государств определенных обязанностей, связанных с использованием объектов авторских и смежных прав, ставших общественным достоянием. 
Категория "общественное достояние" закреплена в действующем законодательстве Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 28 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" Правительством Российской Федерации могут устанавливаться случаи выплаты специальных отчислений за использование на территории Российской Федерации произведений, перешедших в общественное достояние. Однако фактически "общественное достояние" в России оказывается "достоянием" тех, кто его использует, и тех, кто не имеет никакого отношения к его созданию. Особенно очевидно такое положение в сфере телевидения и радиовещания. Телерадиовещательные организации получают доход благодаря использованию всей совокупности произведений, как перешедших, так и не перешедших в общественное достояние. Вознаграждение авторам и иным правообладателям определяется в виде процента от полученного дохода. В результате оказывается, что правообладателям уплачивается не только процент от дохода от использования "охраняемых" произведений, но и процент от дохода от использования произведений, являющихся общественным достоянием. Государство в силу существующей экономической ситуации не в состоянии в достаточной мере финансировать ту область общественной жизни, которую обычно называют "культурой". В то же время не используется такой источник финансирования культуры, как установление отчислений за использование произведений, перешедших в общественное достояние. 
Каков должен быть размер отчислений за использование объектов авторского права и смежных прав, являющихся общественным достоянием? Нет никаких объективных причин для уменьшения размера этих отчислений по сравнению с размером вознаграждения, уплачиваемого правообладателям, являющимся "частными" лицами. В настоящее время законодательством Российской Федерации предусмотрено, что такие отчисления не могут превышать одного процента от прибыли. Представляется желательным внести соответствующие изменения в действующее законодательство, установив, в частности, одинаковые минимальные ставки за использование любых объектов авторского права и смежных прав, независимо от того, принадлежат ли они к категории "общественное достояние" или нет (различие должно быть связано с видами использования произведений, а не с категорией правообладателей). 
Так или иначе, но эту проблему необходимо решать, организовав работу по сбору авторского вознаграждения за произведения, перешедшие в "общественное достояние". Сбор отчислений целесообразно производить через уже существующие структуры - общества, осуществляющие коллективное управление авторскими и смежными правами. Целесообразно также закрепить в законе презумпцию, согласно которой именно то общество, управляющее исключительными имущественными правами, которому государством поручен сбор отчислений, представляет интересы как государства, так и всех правообладателей определенной категории, кроме тех обладателей авторских и смежных прав, которые поручили осуществлять управление своими правами иным обществам. Иные общества, управляющие исключительными имущественными правами, смогут представлять интересы только тех правообладателей, которые непосредственно поручили им управление своими правами. Это позволит, не вводя "монополизма" в рассматриваемой сфере и не ограничивая прав авторов и иных правообладателей, устранить явные пробелы в законодательстве и изменить существующую в настоящее время ситуацию, при которой каждое управляющее исключительными имущественными правами общество считает возможным представлять всех правообладателей и требовать с пользователей соответствующих выплат. Еще одним преимуществом такого решения является то обстоятельство, что расходы на сбор отчислений в этом случае будут существенно ниже не только расходов на сбор отчислений иными способами, но и расходов на сбор вознаграждения правообладателям, так как последние включают затраты на его сбор, распределение и выплату. 
Все собранные суммы (за вычетом расходов на сбор отчислений) должны перечисляться либо в соответствующие государственные органы либо в подконтрольные этим государственным органам специально созданные внебюджетные фонды и тратиться исключительно на цели, предусмотренные положениями об этих фондах.
Пожалуй, наиболее важным и "болезненным" вопросом является следующий: на какие цели должны расходоваться собранные отчисления? Следует ли осуществлять за их счет финансирование только определенных видов деятельности (например, целевых программ) или же отдельных организаций, творческих союзов? Тратить эти средства на стимулирование творческой деятельности или на социальную защиту самих "творческих деятелей"? 
К сожалению, существующий мировой опыт не дает пока оснований для каких-либо однозначных выводов, однако общая тенденция сводится к тому, что собранные средства должны тратиться не на обеспечение дальних родственников умерших авторов, а на "поддержку" авторов живых. 
Фактически, основная и, пожалуй, единственная задача системы "платного общественного достояния" может быть сформулирована следующим образом: за счет установления "платности" использования соответствующих произведений для некоторых сделать культурное наследие "доступным" для всех. Смысл такой системы не в социальной защите "творческих работников", не в "раздаче милостыни" представителям отдельных профессий, а в создании возможностей для творческого развития всех членов общества. При этом следует помнить, что создание условий для творческой деятельности всегда будет прямо или косвенно способствовать социальной защите творческих работников. 
Целями системы платного общественного достояния в настоящее время признается не только поощрение творческой деятельности, но и обеспечение культурного развития общества, признание и обеспечение "культурных прав" как прав человека. Поступления от использования произведений, ставших платным общественным достоянием, часто рассматриваются как естественный и правомерный источник финансирования культуры, позволяющий за счет установления платности пользования объектами культуры обеспечивать доступность этих объектов для всех членов общества. Исходя из указанных целей представляется необходимым осуществлять за счет собранных средств финансирование как отдельных видов деятельности, специальных целевых программ, так и конкретных организаций (творческих союзов, библиотек, музеев, школ и т.д.). 
Подобная система имеет, по крайней мере, два преимущества. Во-первых, оказывается невыгодным использовать "неохраняемые" произведения, в результате стимулируется создание и использование произведений "охраняемых". Во-вторых, появляется заинтересованность широкого круга юридических и физических лиц, конкретных органов государственной власти в соблюдении авторских и смежных прав, в поддержке обществ, управляющих исключительными имущественными правами, в полном и своевременном сборе отчислений за использование произведений, перешедших в общественное достояние, а следовательно, и сборе вознаграждения правообладателям, в постепенном распространении такой системы на все виды произведений и все способы их коммерческого использования. 
Можно сделать вполне оправданный вывод о том, что охрана произведений посредством авторского права и смежных прав является международно признанным динамично развивающимся правовым институтом. Вместе с тем следует также учитывать, что многие проблемы правового регулирования данной сферы еще не получили однозначного решения ни в теории, ни на практике. Юристы всех стран активно ищут адекватные правовые конструкции, позволяющие эффективно воздействовать на реальные общественные отношения, связанные с творческой деятельностью. 
Примечания: 
1. См., например: Кейзеров Н. Духовное имущество как комплексная проблема // Общественные науки и современность. 1992. № 4. С. 16 - 27. 
2. См.: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. - М.: "Теис". 1996. С. 11. 
3. Шершеневич Г.Ф. Русское гражданское право. - С.-Петербург, 1894. С. 455. 
4. Гражданское право. Часть 1. Издание 2-е / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М., 1997. С. 213. 
5. См.: Мильгром В. Дело "БЕТАМАКС": двенадцать лет спустя // Интеллектуальная собственность. № 11 / 12. С. 59. 
6. Богш А. Бернская конвенция 1886 года в России // Международная жизнь. 1995. № 10. С. 33. 
7. Белов В., Денисов Г. Из мирового опыта защиты интеллектуальной собственности // Российский экономический журнал. 1997. № 3. С. 82 - 83. 
8. См.: Мильгром В. Дело "БЕТАМАКС": двенадцать лет спустя // Интеллектуальная собственность. № 11 / 12. С. 63. 
9. См.: Близнец И.А. Применение в России международно-правовых способов защиты интеллектуальной собственности // Российская юстиция. 1998. № 1. С. 20 - 22. 
10. См.: "Интеллектуальное пиратство" уголовно наказуемо // Журнал Российского права. 1998. № 4/5. С. 291. 
11. См. там же. 
12. См.: "Независимая газета", 04.12.96 г. 
13. См.: Материалы Международного симпозиума по авторскому праву и коммуникации в информационном обществе //Бюллетень по авторскому праву и смежным правам. 1997. Том ХХХ. № 2. С. 28 - 41. 
14. См.: например: Хаметов Р. Корпоративная борьба с нарушениями авторских и смежных прав // Хозяйство и право. 1998. ; 4. С. 93 - 98. 
15. См.: Вессийе-Ресси М. Ремесло творца // Бюллетень по авторскому праву. 1996. Том ХХIХ. № 4. С. 32. 
16. См.: Орехов А.М. Интеллектуальная собственность как объект философского исследования // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. 1997. № 1. С. 31 - 54. 
17. См.: Харвей Э.Р. Платное общественное достояние: сравнительно-правовой анализ в свете опыта законодательства Аргентины // Бюллетень по авторскому праву. 1995. Том ХХVIII. С. 33 - 45.
Авторы: И.А. Близнец, К.Б. Леонтьев
Источник: www.copyright.ru


Бесплатная система онлайн-бронирования (записи) для любого бизнеса

Консультация осуществляется для городских и мобильных номеров. Выберите город из списка
 

Вид консультации:
Ваш регион:
Ваше имя:
Телефон: (можно сотовый)
Ваш вопрос
(можно кратко)




  контакты