Комментарии к ТК

Комментарии к ЖК

Бюджетный

Конвенции






Проблемы охраны прав организаций вещания

Несмотря на то, что по оценкам экспертов Организации Объединенных Наций половина населения Земли никогда не пользовалась даже телефоном, для второй половины телевизоры и радиоприемники стали вещами столь привычными, что превратились в предметы первой необходимости в представлении большинства жителей развитых стран. 
Но для того, чтобы успешно "размазывать повидло культуры по закоулкам индивидуальных сознаний" телевидение и радио должны, во-первых, иметь возможность использовать без несоразмерных экономических или юридических обременений охраняемые авторским правом материалы, а во-вторых, обладать реальными правовыми средствами для защиты своих интересов, заключающихся, прежде всего, в возврате инвестиций, вложенных в создание и распространение телевизионных и радиопрограмм, и получении доходов от таких инвестиций. 
В последние несколько десятилетий в связи с резким расширением объемов вещания, появлением новых средств связи и новых телекоммуникационных технологий проблема совершенствования охраны прав телерадиовещательных организаций приобрела особую актуальность. Поиски оптимального решения данной проблемы ведутся во многих странах мира, а также на международном уровне. 
Основным международным соглашением, действующим в рассматриваемой области, по-прежнему остается Международная конвенция об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций (далее - "Римская конвенция"), принятая 26 октября 1961 года. Несмотря на то, что с момента ее принятия прошло уже четыре десятилетия, по ряду причин к ней присоединилось почти в три раза меньше государств, чем к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений (по состоянию на 1999 год членами Римской конвенции являлись 57 государств). Вопрос об участии Российской Федерации в этой конвенции до сих пор окончательно не решен. 
Одним из существенных недостатков Римской конвенции является то, что в ней не учитываются новые технические возможности распространения телевизионных и радиосигналов, появившиеся во второй половине XX века (кабельное вещание, спутниковое вещание, Интернет и т.д.). 
В соответствии со статьей 13 Римской конвенции во всех государствах-участниках организациям эфирного вещания должно быть предоставлено право разрешать или запрещать: 
a. ретрансляцию их передач в эфир; 
b. запись их передач; 
c. воспроизведение: 
o изготовленных без их согласия записей их передач в эфир; 
o записей их передач в эфир, изготовленных в соответствии с предусмотренными Римской конвенцией исключениями, если воспроизведение осуществляется в иных целях, чем те, которые предусмотрены этими исключениями; 
d. передачу для всеобщего сведения их телевизионных программ, если она осуществляется в местах, доступных для публики за входную плату. При этом определение условий, на которых она может осуществляться, регулируется внутренним законодательством государства, в котором испрашивается охрана этого права. 
Статьей 15 Римской конвенции установлена возможность для государств-участников устанавливать в рамках национального законодательства (в том числе на уровне подзаконных нормативных правовых актов) исключения из указанной выше охраны в отношении: 
e. использования в личных целях; 
f. использования кратких отрывков с целью сообщения о текущих событиях; 
g. кратковременной звуковой записи, осуществляемой организацией эфирного вещания с помощью своего собственного оборудования и для своих собственных передач; 
h. использования исключительно в учебных или научно-исследовательских целях. 
Положения пункта (d) статьи 13 о праве разрешать или запрещать передачу телевизионных программ в местах, доступных для публики за входную плату, могут не применяться при условии специального уведомления об этом Генерального Секретаря ООН (см. подпункт (b) пункта 1 статьи 16 Римской конвенции). В случае поступления такого уведомления остальные государства также не обязаны предоставлять указанное право вещательным организациям, штаб-квартира которых находится в сделавшим уведомление государстве. 
Кроме того, установлено, что любое государство-участник Римской конвенции может в своем национальном законодательстве и в подзаконных актах предусматривать такие же ограничения охраны прав вещательных организаций, какие установлены им в отношении охраны авторских прав на литературные и художественные произведения (пункт 2 статьи 15 Римской конвенции). 
В контексте рассматриваемых проблем следует упомянуть Конвенцию о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники, принятую в Брюсселе 21 мая 1974 года (далее - "Брюссельская конвенция"). В 1999 году в этой конвенции участвовали 23 государства, в том числе США и Россия (в качестве правопреемника СССР, присоединившегося к Брюссельской конвенции в 1989 году). 
В связи с широким использованием спутников связи для передачи телевизионных и радиосигналов Брюссельская конвенция установила, что государства-участники обязаны "принимать соответствующие меры по предотвращению распространения на своей или со своей территории любого несущего программы сигнала любым распространяющим органом, для которого сигнал, переданный на спутник или проходящий через него, не предназначается". Таким образом, Брюссельская конвенция обеспечивает охрану от несанкционированного распространения посредниками несущих программы сигналов, однако непосредственно права организаций вещания Брюссельская конвенция не затрагивает. 
В Брюссельской конвенции был дан ряд важных определений, в том числе определение термина "программа", согласно которому под "программой" предлагается понимать "совокупность материалов, получаемых непосредственно или в записи, состоящих из изображений, звуков или изображений и звуков, передаваемой посредством сигналов с целью последующего распространения". 
Входящее в пакет документов о создании Всемирной торговой организации (ВТО) Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (так называемое "Соглашение TRIPS") в значительной мере обобщило ранее существовавшие на международном и национальном уровнях положения в области интеллектуальной собственности. 
В соответствии с пунктом 3 статьи 14 Соглашения TRIPS организациям вещания должно быть предоставлено право запрещать осуществляемые без их согласия действия по записи их передач, воспроизведению записей их передач, ретрансляции их передач средствами беспроволочной связи, а также сообщению для всеобщего сведения их телевизионных передач. Если государства-участники не предоставляют таких прав организациям вещания, они должны обеспечить возможность обладателям авторских прав на объекты, включенные в передачи, предотвращать осуществление упомянутых выше действий. 
Таким образом, в Соглашении TRIPS, по существу, указаны те же права, какие были предусмотрены Римской конвенцией, причем даже в более ограниченном объеме (отсутствует даже упоминание об использовании телевизионных передач в местах приема с платным входом, расширена возможность для установления исключений и т.д.). Однако в отличие от Римской конвенции требования Соглашения TRIPS распространяются как на эфирное, так и на кабельное вещание. 
Выше уже упоминалось, что новые технические достижения, получившие широкое распространение во второй половине XX века, в Римской конвенции не учтены. Не могли такие новшества получить достаточное отражение в Соглашении TRIPS в силу его специфики, несмотря на то, что именно Соглашение TRIPS сегодня считается наиболее универсальным и совершенным международным договором, действующим в области интеллектуальной собственности. 
Перемены, во многом обусловленные интенсивным технологическим развитием в различных областях, так или иначе связанных с вещанием, породили целую совокупность проблем охраны прав вещательных организаций. Объем прав, предусмотренный Римской конвенцией, в настоящее время оказался совершенно недостаточным для обеспечения эффективной защиты интересов вещательных организаций, в результате большинство развитых стран в своих национальных законодательствах стало предусматривать более "объемные" перечни правомочий вещательных организаций. Причем такие перечни и их толкования часто существенным образом отличаются друг от друга, что создает серьезные проблемы для международного сотрудничества в этой сфере. Попытки преодоления данной негативной тенденции прослеживаются во многих региональных соглашениях, в частности, принимаемых в рамках Европейского Союза. 
Так, согласно статье 6 Директивы ЕС № 92/100/ЕЕС от 19 ноября 1992 года "О праве на прокат и праве на предоставление в безвозмездное временное пользование, а также некоторых правах, относящихся к авторскому праву в области интеллектуальной собственности" государства-члены Европейского Союза обязаны предусмотреть для организаций вещания исключительное право разрешать или запрещать записи их передач вне зависимости от того, передаются ли они по проводам или без проводов, включая передаваемые по кабелю или через спутник. При этом распространитель по кабелю не имеет упомянутого выше права, если он просто ретранслирует передачи вещательных организаций по кабелю. Согласно статье 7 указанной Директивы ЕС должно также быть установлено исключительное право организаций вещания разрешать или запрещать прямое или косвенное воспроизведение записей их передач, которое может быть уступлено или предоставлено на основании лицензионного соглашения. Статьей 8 той же Директивы ЕС предусмотрено исключительное право разрешать или запрещать ретрансляцию передач беспроводными средствами, а также сообщение передач для всеобщего сведения, если это сообщение осуществляется в местах, доступных для публики за входную плату. Организациям вещания должно также обеспечиваться исключительное право на распространение записей своих передач, то есть право предоставлять публике доступ к таким записям, в том числе к их копиям, путем их продажи или иным способом (статья 9 Директивы ЕС). Такое право не исчерпывается в пределах Сообщества, за исключением случаев, когда первая продажа была осуществлена в Сообществе самим правообладателем или с его согласия. Установлено, что право на распространение может быть уступлено или предоставлено на основании лицензионного соглашения. В качестве возможных ограничений предусмотренных прав статьей 10 Директивы ЕС предусмотрены следующие случаи: 
a. использование в личных целях, 
b. использование коротких фрагментов для репортажа о текущих событиях, 
c. осуществление временной записи, сделанной вещательной организацией своими собственными средствами и для своих собственных передач, 
d. использование исключительно в целях обучения или научных исследований. 
Могут устанавливаться также другие исключения из прав вещательных организаций, предусмотренные национальными законодательствами в отношении авторско-правовой охраны литературных и художественных произведений. 
Директивой Совета № 93/83/EEC от 27 сентября 1993 года "О согласовании некоторых норм авторского права и прав, относящихся к авторскому праву, применимых к эфирному вещанию через спутник и к ретрансляции по кабелю" установлено, что указанные выше положения применимы также в случае вещания с помощью спутника, а термин "эфирное вещание беспроводными средствами", используемый в Директиве ЕС 92/100, охватывает также сообщение для всеобщего сведения с помощью спутника. 
Наконец, принятой недавно Директивой ЕС № 2001/29/ЕС от 22.05.2001 года "О гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе" значительно уточнены и конкретизированы возможные исключения из предоставляемой вещательным организациям охраны. 
Анализ законодательных актов многих стран показывает, что большинство из них нуждается в значительных изменениях и дополнениях. 
Статьей 87 Закона Германии "Об авторском праве и смежных правах" предусмотрено, что организация вещания имеет исключительное право ретранслировать свои передачи, осуществлять запись своих передач на видео или аудио носителях, делать фотографии передач, а также воспроизводить и распространять такие записи или фотографии (за исключением права на их сдачу в прокат), сообщать для всеобщего сведения свои передачи в местах, доступных для публики только после внесения входной платы. При этом установлено, что организации вещания и операторы кабельного вещания обязаны на обоснованных условиях заключать контракты в отношении кабельной ретрансляции передач, если не существует технических препятствий для отказа от заключения такого контракта. 
В соответствии со статьей 216-1 Кодекса интеллектуальной собственности Франции для любого воспроизведения передач вещательной организации, любого предоставления публике доступа к ним путем продажи, проката или обмена, любого распространения средствами телевидения или сообщения для всеобщего сведения в месте, доступном для публики за входную плату, требуется разрешение такой организации. 
Согласно статьям 6 и 7 Закона об авторском праве, промышленных образцах и патентах Соединенного Королевства передачи эфирного вещания и программы кабельного вещания отнесены к объектам авторского права, что предполагает предоставление правообладателям той же совокупности прав в отношении данных объектов, которая предоставляется в отношении всех иных объектов авторского права. Этот факт обусловливает существенные отличия в правовом регулировании отношений, возникающих в связи с использованием данных объектов, по сравнению со странами, предусматривающими предоставление вещательным организациям смежных прав. Пунктом 3 статьи 6 упомянутого Закона установлено, что закодированная передача признается законным образом принимаемой представителями публики только в том случае, если оборудование для ее декодирования предоставлено представителям публики лицом, осуществляющим эту передачу, или лицом, ответственным за ее содержание, или по разрешению любого из этих лиц. Согласно пункту 3 статьи 6 того же Закона к эфирному вещанию отнесено вещание, осуществляемое с помощью спутника, при котором несущие программы сигналы включаются в непрерывную линию связи "земля-спутник-земля". 
В Российской Федерации права организаций эфирного и кабельного вещания закреплены соответственно в статьях 40 и 41 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах". Предусмотрено, что таким организациям принадлежат исключительные права использовать их передачи в любой форме и давать разрешение на использование их передач, включая право на получение вознаграждения за предоставление такого разрешения. Исключительные права организации эфирного вещания означают право разрешать осуществление следующих действий: 
1. одновременно передавать в эфир ее передачу другой организации эфирного вещания; 
2. сообщать передачу для всеобщего сведения по кабелю; 
3. записывать передачу; 
4. воспроизводить запись передачи; 
5. сообщать передачу для всеобщего сведения в местах с платным входом. 
Предусмотрено, что исключительное право организации эфирного вещания на воспроизведение не распространяется на случаи, когда правообладатель разрешил произвести запись своей передачи. Анализ данной нормы позволяет сделать вывод о том, что лицо, получившее согласие правообладателя на осуществление записи передачи, может в дальнейшем воспроизводить эту запись в неограниченном количестве экземпляров. С другой стороны, наличие у организации вещания кроме "права на запись передачи" отдельного "права на воспроизведение записи передачи" ставит под сомнение правильность такого подхода. Данное противоречие представляется целесообразным устранить. 
Второе ограничение предоставленного организациям эфирного вещания права на воспроизведение их передач связано со случаями, когда запись таких передач была осуществлена правомерно в соответствии с законодательно установленными исключениями и действует лишь при условии, что воспроизведение осуществляется в тех же целях, в которых была произведена запись. 
Согласно российскому законодательству организациям кабельного вещания предоставляются фактически такие же права (статья 41 Закона), как и организациям эфирного вещания (статья 40 Закона) с такими же исключениями и ограничениями. 
Статьей 42 Закона установлены ограничения в отношении упомянутых прав, которые распространяются на случаи использования передач или их записей: 
* для включения небольших отрывков в обзор о текущих событиях; 
* исключительно в целях обучения или научного исследования; 
o для цитирования в форме небольших отрывков в информационных целях; 
o в случаях, которые установлены в отношении ограничений имущественных авторских прав; 
* в личных целях. 
Предусмотрена также возможность "свободного использования" передач при осуществлении и воспроизведении записей краткосрочного пользования, осуществляемых организациями эфирного вещания с помощью их собственного оборудования, для их собственной передачи и при соблюдении ряда дополнительных условий (предварительного получения согласия на передачу в эфир, уничтожения в пределах законодательно установленного срока и т.д.). Согласно упомянутой выше Директиве ЕС "О гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе" такие же ограничения должны быть установлены при осуществлении кабельного вещания. Отсутствие их в отечественном законодательстве в настоящее время может быть объяснено только историческими причинами. 
Согласно пункту 4 статьи 42 Закона все указанные выше ограничения должны применяться без ущерба нормальному использованию передач и их записей, а также без ущемления законных интересов организаций эфирного или кабельного вещания. 
Анализ российского законодательства позволяет сделать вывод о том, что в части прав вещательных организаций оно соответствует положениям Римской конвенции и Соглашения TRIPS и даже устанавливает более высокий уровень охраны, однако необходимо дальнейшее совершенствование по ряду направлений (в частности, в целях гармонизации с европейским законодательством). Можно отметить также факт учета в Законе Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" многих обстоятельств, которые не нашли отражения в Римской конвенции, например, предоставление организациям кабельного вещания тех же прав, которыми обладают организации эфирного вещания, прямое указание (в статье 4 Закона) на применимость норм об эфирном вещании к спутниковому вещанию в качестве разновидности эфирного вещания и так далее). 
Существует целый ряд публикаций отечественных и зарубежных специалистов, высказывающих мысль о необходимости кардинального пересмотра на международном и национальном уровнях объема прав, предоставляемого вещательным организациям, для приведения его в соответствие с современными требованиями. Особого внимания, например, заслуживает доклад В. Румпхорста, представленный им на Семинаре представителей стран-членов СНГ по охране смежных прав в 1996 г. в Москве (опубликованный в издаваемом ЮНЕСКО Бюллетене по авторскому праву, № 2, 1998 г., С. 50-65). В указанной работе проводится анализ текущего состояния проблемы и выдвигаются конкретные предложения, в частности, в отношении прав, которые, по мнению автора, целесообразно предоставить вещательным организациям: 
1. Право разрешать или запрещать: 
a. ретрансляцию своих передач ("ретрансляция" должна включать передачу как в прямом эфире, так и в записи, а выражение "передача в эфир" следует четко относить не только к обычному эфирному, но и к спутниковому вещанию); 
b. распространение своих передач по кабелю, как в прямом эфире, так и в записи; 
c. передачу фиксаций своих передач индивидуальным подписчикам по их запросу и предоставление через сеть, работающую в режиме "он-лайн", публичного доступа к фиксациям своих передач, входящих в состав компьютерных баз данных; 
d. доведение до сведения публики своих передач, независимо от того, осуществляется ли платная трансляция передачи или ее прослушивание или просмотр происходит в местах с входной платой; 
e. любую фиксацию своих передач путем звуко- или видеозаписи для любых целей, кроме личного использования, и любое воспроизведение или распространение такого рода фиксаций; 
f. любое воспроизведение или распространение законно произведенных фиксаций, если это делается не в целях личного использования; 
g. любую фотографическую съемку экрана в момент телепередачи, осуществляемую в иных целях, нежели для личного использования, и любое воспроизведение или распространение полученного таким образом фотоснимка; 
h. доведение до сведения публики с помощью вещательной организации кабельного либо иного распространения собственных несущих программы сигналов, передаваемых спутником связи, или сигналов, предназначенных для них. 
2. Право на получение справедливого вознаграждения в отношении записей их передач в личных целях (отчисления за записывающую аппаратуру и/или чистые кассеты). 
3. Защиту от ввоза и распространения фиксаций или воспроизведения таких фиксаций, сделанных без разрешения в стране, где интересы вещательных организаций не защищаются".
Различие норм национальных законодательств обусловливает необходимость их скорейшей гармонизации. Наиболее эффективным путем для ее осуществления является разработка нового международного соглашения о правах организаций вещания. Такая работа проводится в настоящее время в рамках Постоянного комитета Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) по авторскому праву и смежным правам. К пятой сессии этого Комитета Международным Бюро ВОИС был подготовлен сводный документ (SCCR/5/5 от 3 мая 2001 г.), в котором были представлены предложения многих стран в отношении охраны прав организаций вещания, в том числе подготовленные Швейцарией, Аргентиной и Японией проекты нового международного соглашения об охране прав организаций вещания. 
В основе своей все предложения сводятся к обоснованию необходимости принятия соглашения, по своей структуре и значению во многом аналогичного принятым ВОИС в 1996 году так называемым "Интернет-договорам" - Договору ВОИС об авторском праве и Договору ВОИС об исполнениях и фонограммах, а также дорабатываемому в настоящее время под эгидой ВОИС Договору (Протоколу) об аудиовизуальных исполнениях. 
Что касается конкретных прав организаций вещания, которые предусматриваются упомянутыми выше проектами, то предлагаемые перечни во многом похожи. 
Так, проект соглашения, подготовленный Швейцарией, предусматривает предоставление организациям вещания исключительных прав разрешать: 
* повторную передачу их передач любым способом или в любой форме; 
* сообщать для всеобщего сведения их передачи любым способом или в любой форме; 
* декодирование их закодированных передач; 
* запись в полном объёме или части, непосредственно или косвенно, их передач на фонограммы, видеограммы или иные носители данных; 
* прямое или косвенное воспроизведение записей их передач любым способом или в любой форме; 
* сообщать для всеобщего сведения оригинал или копии записей их передач путём продажи или другой передачи права собственности; 
* доведение до всеобщего сведения проводными или беспроводными средствами фиксаций их передач таким путём, чтобы представители общественности получали доступ к ним с места и во время, индивидуально выбранные ими. 
Проект соглашения, подготовленный Аргентиной, предусматривает предоставление прав на: 
* последующую передачу; 
* отсроченную передачу; 
* распространение по кабелю; 
* запись на материальный носитель; 
* воспроизведение записей; 
* декодирование закодированных передач; 
* сообщение публике; 
* обеспечение доступа публики к записям по проводам или беспроводными средствами таким образом, что представители публики могут осуществлять доступ к ним из любого места и в любое время по их собственному выбору. 
Проект соглашения, подготовленный Японией, предусматривает предоставление исключительных прав разрешать: 
* повторное вещание и сообщение для всеобщего сведения передач (при этом определение условий предоставления такой охраны определяется внутренним законодательством каждой страны); 
* запись передач, которая включает изготовление любой фотографии "с экрана"; 
* непосредственное или косвенное воспроизведение записи передач любым способом в любой форме; 
* доведение до всеобщего сведения своих передач и их записей проводными и беспроводными средствами таким путем, чтобы представители публики имели доступ к ним из любого места и в любое время, индивидуально выбранных ими. 
Как видно из представленных проектов соглашения, многие новые права, которые в них предусмотрены, фактически совпадают. Предоставление таких прав организациям вещания представляется вполне оправданным, прежде всего с учетом новых технологий в сфере вещания, а также новых форм и способов использования передач 
При проведении законотворческой работы в Российской Федерации целесообразно в максимальной степени использовать ценный международный опыт. Многие необходимые изменения были предложены созданной при Роспатенте Межведомственной рабочей группой, а затем нашли свое воплощение во внесенном в Государственную Думу благодаря депутату В.Я. Комиссарову проекте поправок к Закону Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах". 
Так, в указанном законопроекте нашла свое отражение необходимость предоставления вещательным организациям нового "Интернет-права" - права на доведение до всеобщего сведения, которое призвано обеспечить им возможности для эффективной охраны результатов их деятельности в Интернете и иных цифровых компьютерных сетях. 
В законопроекте заложена основа для устранения практических трудностей, возникающих в связи с использованием в действующей редакции Закона одного и того же слова "передача" в двух различных терминах, обозначающих совершенно разные понятия: "передача в эфир" (как процесс "вещания") и "передача организации эфирного или кабельного вещания" (как особый объект смежных прав телерадиовещательной организации). Частичное совпадение этих терминов обусловлено отсутствием в русском языке различных форм слова "передача" при обозначении действия и при обозначении объекта (в английском языке подобное различие достигается за счет использования двух слов - "broadcasting" и "broadcast"). 
Указанное совпадение послужило причиной неправильного использования терминов даже в самом Законе (см., например, статью 42) и затрудняло правоприменительную практику. Предлагаемая в законопроекте замена в названии объекта смежных прав слова "передач" словом "программ" призвана "развести" эти понятия. Термин "программа" широко используется в ряде международных соглашений, например, в уже упомянутой ранее Брюссельской конвенции, в статье 1 Директивы ЕС № 89/552/ЕЕС "О координации некоторых положений, установленных законами, инструкциями или административными актами государств-членов, относящихся к осуществлению телевизионного вещания" (так называемая Директива ЕС "Телевидение без границ") от 03.10.89 г. и многих других. 
Одним из важных и вызывающих оживленную полемику среди специалистов вопросов является определение самого объекта правовой охраны, права на который закрепляются за вещательными организациями. Дело в том, что используемое в действующей редакции Закона определение является "условным", в нем говорится только о закреплении за вещательной организацией прав на "объект", созданный самой организацией или по ее заказу за ее счет, но не раскрывается содержание такого "объекта". 
Представляется целесообразным определить такой "объект" следующим образом: "программа организации эфирного или кабельного вещания - это совокупность произведений и (или) объектов смежных прав, а также иной аудио и аудиовизуальной информации, предназначенной для сообщения для всеобщего сведения организацией эфирного или кабельного вещания;"; 
Предлагаемая определение учитывает формулировку, используемую в статье 2 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации", и позволит обеспечить охрану результатов деятельности вещательных организаций независимо от того, были ли использованы в них охраняемые авторским правом объекты или нет (например, в случае трансляции из определенного места, при передаче звуков природного происхождения и т.д.). Для предоставления охраны вещательные организации не обязаны доказывать, что программа была создана по их заказу (по их заказу могло быть создано, например, аудиовизуальное произведение или фонограмма) - в соответствии с международными договорами охрана должна предоставляться в связи с тем, что вещательная организация осуществляет передачу программы (целью такой охраны является исключение случаев несанкционированного "перехвата" и одновременной ретрансляции программы либо несанкционированного использования записи программы). 
Кроме того, согласно буквальному толкованию действующих законодательных положений специальная охрана программы вещательной организации возникает только после осуществления передачи в эфир или сообщения для всеобщего сведения по кабелю (статья 43 Закона) и именно в связи с ней. Получается, что до "выхода в эфир" программа как объект смежных просто прав не существует - имеется только фонограмма или аудиовизуальное произведение либо программа создается непосредственно в момент передачи (случаи "прямого эфира"). Следовательно, есть основания полагать, что согласно действующему законодательству телевизионная или радиопрограмма - это только уже сообщенный или сообщаемый в данный момент объект. Для обеспечения полноценной защиты прав вещательных организаций необходимо предоставить им права не только в отношении сообщенной или сообщаемой "в данный момент" программы, но также и в отношении программы записанной, но еще не переданной в эфир. Такой подход позволит, в частности, успешно бороться с незаконным использованием ("пиратством") в отношении несущих программы сигналов, идущих с места съемки какого-либо события в организацию вещания, то есть фактически еще не ставших "передачами" в закрепленном в Законе в настоящее время значении этого термина. 
Важными и не решенными в настоящее время ни на национальном, ни на международном уровне вопросами являются определение статуса организаций "Интернет-вещания", предоставление вещательным организациям права на получение отчислений за воспроизведение их передач в личных целях (в настоящее время телерадиовещательные организации - единственные субъекты смежных прав, на которых не распространяется действие положений статьи 26 Закона), совершенствование положений о "публичном" сообщении программ для всеобщего сведения, практическая реализация ряда прав вещательных организаций и многие другие проблемы. Однако все их представляется возможным постепенно решить за счет продолжения международного сотрудничества в данной области и учета опыта, накопленного в Российской Федерации и за рубежом.
Авторы: Подшибихин Л.И., Леонтьев К.Б.,
Источник: www.copyright.ru


Бесплатная система онлайн-бронирования (записи) для любого бизнеса

Консультация осуществляется для городских и мобильных номеров. Выберите город из списка
 

Вид консультации:
Ваш регион:
Ваше имя:
Телефон: (можно сотовый)
Ваш вопрос
(можно кратко)




  контакты