Комментарии к ТК

Комментарии к ЖК

Бюджетный

Конвенции






Информация как объект гражданских прав

Жизнь человека теснейшим образом связана с получением из окружаю-щего мира, переработкой и обменом информацией. В условиях построения правового государства информация, как важнейший ресурс общества, при-обретает все большее значение. Поэтому исследование информации как объекта гражданских прав весьма актуально и вызывает интерес. Кроме того, изучение названной темы позволяет показать и раскрыть широкий круг проблем: от правоустановительных (противоречия, пробелы в законо-дательстве) до правоприменительных, которые в значительной степени обусловлены первыми. Следует отметить, что одно из наиболее мощных современных течений интеллектуального анализа связано с происходящей в мире глобальной трансформацией от индустриальной к информационной ста-дии развития. Этот объективный процесс касается всех сторон обществен-ного бытия, в том числе и права, что выражается в появлении и станов-лении новой отрасли права - информационного права. Как отмечает В.А. Копылов, Россия отличается своими особенностями по вхождению в ин-формационное сообщество, к которым относится и отставание в развитии национального информационного законодательства, заключающееся в том, что до сих пор не принят ряд важнейших законов, а принятые часто не используются (конкретные проблемы будут рассмотрены ниже) [9, с.61]. Между тем, опыт развитых стран говорит о том, что правовой базой, фун-даментом информационного общества является информационное законода-тельство. Необходимо учитывать комплексный характер последнего, вклю-чающего в себя конституционно-правовые, административно-правовые, меж-дународно-правовые, гражданско-правовые и уголовно-правовые нормы. И, несмотря на то, что ряд ученых (А.В. Малько, А.Е. Агапов, Ю.А. Нисневич) отдают приоритет публично-правовому регулированию информационных пра-воотношений, нельзя забывать и о частноправовых сторонах данных пра-воотношений. Все это, несомненно, требует всестороннего научного исс-ледования, некоторой попыткой которого и является моя работа. 
Сложность изучения названной темы обусловлена и противоречивостью и неокончательным решением вопроса об объекте права в теории права. Не углубляясь в анализ различных концепций, их достоинства и недостатки, будем придерживаться если не бесспорного, то, по крайней мере, самого распространенного в юридической науке мнения. В этом случае под объек-том гражданских прав понимается все то, по поводу чего возникают и осуществляются (или то, на что направлены) гражданские права и обязан-ности [5, с. 111]. Что касается соотношения понятий "объект правового регулирования", "объект права", "объект правоотношения", то первое рассматривать вообще не будем (как пишет Р.О. Халфина, более правильным будет термин не "объект", а "предмет" правового регулирования), а что касается двух последних, то также будем придерживаться точки зрения Р.О. Халфиной, ставящей между ними знак равенства. [16, с .812]. 
Еще сложнее обстоит дело с вопросом о классификации объектов гражданского права. В соответствии со ст. 128 ГК РФ, к объектам граж-данских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное иму-щество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага. Уже анализ этой статьи ставит один весьма интересный вопрос. Если к объектам права относить имущественные права, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, а также, в соответствии со ст. 150 ГК, личные неимущественные права, то возникает проблема "права на право (или права)", т.е. сами права выступают в качестве того, на что направлены права и обязанности. Этот вопрос, несмотря на то, что еще римские юристы выделяли вещи "телесные" и "нетелесные" (права и обязанности), остается открытым. Такое положение, являющееся своего рода правовой фикцией, приводит к искажению структуры правоотношения (при условии, что мы рассматриваем объект как элемент структуры). Из-бавиться от этой фикции пока не представляется возможным, поэтому надо либо менять представления об объекте и его месте в структуре правоот-ношения, либо все-таки искать возможности для ликвидации фикций в пра-ве. 
Другая проблема, которой главным образом посвящена данная работа, заключается в том, что же относить к информации как объекту гражданс-ких прав. Буквальное толкование подраздела 3 ГК приводит к выводу о том, что в качестве объекта гражданского права выступает лишь служеб-ная и коммерческая тайна (ст. 139). Такого подхода придерживается С.П. Гришаев. Между тем следует обратиться к определению понятия "ин-формация". Существует множество таких определений. Остановимся на ле-гальном. В соответствия со ст. 2 Ф3 "Об информации, информатизации и защите информации" от 20 февраля 1995 г., информация - сведения о лицах, предме-тах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления. Ст. 2 содержит также определение документа (документированной информации) - зафиксированной на материальном носителе инфор-мации с реквизитами, позволяющими её идентифицировать; информации о гражданах (персональных данных) - сведений о фактах, событиях и обсто-ятельствах жизни гражданина, позволяющих идентифицировать его лич-ность; конфиденциальной информации - документированной информации, дос-туп к которой ограничивается в соответствии с законодательством РФ. 
Такое определение понятия информации позволяет существенно расширить круг объектов, которые можно отнести к информации. Следует заме-тить, что информационная составляющая присутствует во многих объектах гражданского права. Если по своей значимости именно она является глав-ной в объекте, то такой объект имеет преимущественно информационное содержание. Таким образом, мы получаем, возможно, не совсем удачный, но вполне применимый термин "объект гражданского права, имеющий информа-ционное (или преимущественно информационное) содержание". На данном этапе исследования давать определение новому термину представляется сложным, ибо необходимо изучение конкретных объектов. Ограничимся лишь замечанием о том, что источником ценности данных объектов является ин-формация. Что же можно отнести к таким объектам? Ответ на этот вопрос позволит, в конечном счете, определить, что же понимать под информаци-ей как объектом гражданских прав и выработать общий подход к определе-нию правового режима данного объекта. 
В первую очередь к таким объектам следует отнести конфиденциаль-ную информацию или "тайну". ГК содержит нормы, посвященные различным видам тайн. Помимо коммерческой и служебной (ст. 139), регулирование которой развивается ст.ст. 727, 771, 1027 ГК, в кодексе упоминается также личная и семейная (ст. 150), банковская (ст. 857) и тайна страхования (ст. 946). Анализ ряда других нормативных актов позволяет назвать еще ряд тайн, которые связаны с вышеназванными и подлежат поэтому рассмот-рению как объекты гражданского права. Можно ввести обобщенную катего-рию "тайна частной жизни", которая объединяет понятия личной и семей-ной тайны и включает в себя медицинскую тайну, тайну связи, тайну предварительного следствия, нотариальную тайну, тайну усыновления, тайну страхования, адвокатскую тайну, тайну исповеди, тайну голосова-ния и сведения о мерах безопасности судей, должностных лиц правоохра-нительных органов. Следует отметить, что значительная часть вышеназ-ванных тайн регламентируется нормативными актами других отраслей пра-ва, что свидетельствует об их комплексно-правовом характере. Однако их непосредственная связь с личной и семейной тайной, которая относится к числу нематериальных благ, указывает на важное значение именно граж-данско-правовых аспектов их правового режима. Надо признать, что боль-шинство вышеназванных тайн достаточно полно регламентируются в законо-дательных актах, и проблемы с ними носят правоприменительный характер, что обусловлено главным образом уровнем общественного правосознания. 
Большое значение для раскрытия содержания объекта "тайна частной жизни" имеет анализ такого вида информации, как персональные данные. В условиях перехода к информационному обществу регулирование правового режима данного объекта особенно актуально. Практически все действия человека в современном электронном мире фиксируются в различных базах данных (счета, чеки, медицинские карты и т.п.). Необходимо установить соотношение между понятиями "персональные данные" и "тайна частной жизни". Многие ученые считают, что понятие "тайна", включает две сто-роны: саму конфиденциальную информацию и ее правовой режим. Если расс-матривать тайну только как конфиденциальную информацию, то понятие "персональные данные" равнозначно понятию "личная тайна". Надо отме-тить, что законодательство о персональных данных разработано недоста-точно. Впервые в отечественной практике нормы защиты персональных дан-ных введены Ф3 "Об информации..." (ст.ст. 2, 11, 14, 15). Однако эти нормы имеют общий, системообразующий характер, и большинство исследователей и практиков указывают на необходимость принятия отдельного Ф3 "О пер-сональных данных", подготовка которого идет в Государственной Думе. 
Следует отметить, что такие тайны, как тайна страхования, тайна связи связаны не только с тайной частной жизни, но и с коммерческой и служебной тайной. Прежде чем рассматривать последнюю, коснемся такого вида тайны, как банковская тайна. Возникает вопрос, как соотносятся банковская тайна и коммерческая и служебная тайна. Ряд ученых (Д. Курша-ков [10, с.65], П. Скобликов [13,с.47]) считают, что они соотносятся как общее (коммерческая и служебная тайна) и особенное (банковская тайна). Определенный смысл в этом есть, при условии, что не смешивать понятия банковская тайна и коммерческая тайна банка. В этом случае "сведения о клиенте" будут соответствовать понятию коммерческой тайны, если они подпадают под условия ст. 139 ГК. Однако на практике банковская тайна имеет большое значение для физических лиц, поэтому несомненна ее связь с тайной частной жизни. 
Приступая к рассмотрению коммерческой и служебной тайны, следует отметить, что коммерческая ценность информации всегда признавалась об-ществом и государством - еще в Древнем Риме законом предусматривался двойной штраф за принуждение рабов раскрывать секреты своих хозяев [4, с.11]. Современное регулирование коммерческой и служебной тайны связа-но с рядом проблем. Учитывая требование коммерческой ценности, вызыва-ет сомнение правомерность распространения режима коммерческой тайны на служебную тайну. Ряд ученых считает, что не стоит лишать предпринима-телей и организации права на служебную тайну [15,с.85]. В то же время не ясно, какова природа такой тайны и как соотносить ее со служебной тайной государственных служащих. Возникают вопросы и о правовом режиме коммерческой и служебной тайны. А.П. Сергеев относит ее к "нетрадицион-ным объектам" интеллектуальной собственности. Но, подпадая под признак результата интеллектуальной деятельности [12, с.620], коммерческая и служебная тайна не имеет другого важного признака. Абсолютной защиты у правообладателя, в отличие, например, от патентообладателя, нет. Эта защита основана на обеспечении конфиденциальности, ее нарушение влечет прекращение прав. Условием же предоставления охраны изобретениям и т.п., напротив, служит их опубликование [15, с.86]. В отличие от ком-мерческой и служебной тайны, тайна частной жизни характеризуется абсо-лютной защитой, хотя и связанной с определенными ограничениями. В.А. Дозорцев пишет о совершенно ином, чем традиционные исключительные права, праве на информацию [7, с.31]. Все это ставит вопрос о том, можно ли рассматривать все виды тайн в качестве одного объекта - кон-фиденциальной информации. Будучи по своей сущности однородными объек-тами, главным и общим признаком которых является ограниченность досту-па, различные тайны имеют свои особенности правового режима, что ос-тавляет вопрос о рассмотрении их в качестве одного объекта открытым. Завершая разговор о коммерческой и служебной тайне, следует отметить, что большое число проблем требует законодательного разрешения в разра-батываемом сейчас ФЗ "О коммерческой тайне". 
Помимо конфиденциальной информации, к объектам гражданских прав, имеющим информационное содержание, следует отнести и рекламу. С ее правовым режимом законодательных пробам нет, более того, ФЗ "О рекламе " от 18 июня 1995 г признан Европарламентом лучшим в Европе и рекомен-дован для написания подобных законов в европейских странах [3, с.4]. 
Рассмотрение объектов интеллектуальной собственности, которые, несомненно, являются разновидностью информационных ресурсов, ставит весьма важный вопрос о том, может ли информация выступать в качестве объектов вещных прав. Этот вопрос вызывает очень острые дискуссии. Его разрешение позволит ликвидировать многие проблемы, как законодательные (противоречия между ФЗ "Об информации...", который закрепляет право собственности на информационные ресурсы (об этом гласит и ФЗ "Об учас-тии в международном информационном обмене" от 4 июля 1996 г.), и ря-дом других законов, в том числе ГК, в самом ГК), так и правопримени-тельные (в частности проблемы, связанные с налогообложением). Ряд уче-ных - В.А. Дозорцев, Е. Волчинская [2, с.29]- считают, что информация -объект только исключительных прав, другие - В.А. Копылов, И.Л. Бачило [1, с.23] допускают возможность признания документированной информации в качестве объекта вещных прав. 
Тесно связана с вышеуказанным вопросом и проблема отнесения к объектам гражданского права, имеющим информационное содержание, денег и ценных бумаг. Ст. 128 ГК относит и те, и другие к вещам. Но такое по-ложение вызывает ряд вопросов. Под вещами понимаются материальные объ-екты внешнего мира. Однако так называемые безналичные деньги и бездо-кументарные ценные бумаги (сам термин неудачный, ибо ценная бумага -документ по определению) вещами в указанном смысле не являются. Кроме этого, п. 3 ст. 302 ГК прямо отрицает возможность использовать виндика-ционный иск в отношении ценных бумаг на предъявителя денег, что озна-чает нераспространение на них самого важного вещного иска и ставит под сомнение их отнесение к категории вещей. Следует признать, что в стро-гом смысле современные деньги являются разновидностью ценных бумаг, представляя собой безусловное обязательство выпустившего их государс-твенного банка перед владельцами этих купюр. Такой точки зрения при-держиваются Е.А. Суханов [14, с.96], B.A. Белов, А.Ю. Грибов [6, с.20]. Кроме этого, в определении документа, которое дает ст. 2 ФЗ "Об инфор-мации...", ключевое слово - информация, а она, в соответствии со ст. 128 ГК, есть самостоятельный объект, не относящийся к вещам. Прос-ледив историю развития литеральных контрактов (расписок), можно заме-тить, что они трансформировались в векселя, которые ГК относит к ве-щам, а в Риме они относились к обязательственному праву. Г.Ф. Шершене-вич отмечал, что объектом вещных прав является вещь в материальном значении слова, и поэтому совершенно неправильным представляется выра-жение о праве собственности на заемное письмо, вексель, залоге обязательств [17, с. 142]. Последнее, кроме того, возвращает нас и к вопро-су о возможности отнесения к вещам, т.е. объектам права прав и обязан-ностей. Все вышеизложенное приводит к выводу, сделанному В.А. Беловым: "Вещи - это не просто материальные предметы, а материальные предметы, источник ценности которых - их естественные полезные свойства. Источник ценности документов (в том числе ценных бумаг) - информация, т.е. социальные качества, а не естественные" [6, с.21]. Положение ГК в дан-ном случае представляет собой либо ошибку, как считает А.Ю. Грибов, ли-бо фикцию. Вопрос о ее целесообразности остается открытым. 
К числу объектов гражданского права, имеющих информационное со-держание, можно отнести и такие нематериальные блага, как имя, изобра-жение (ст. 514 ГК РСФСР), честь, достоинство и деловую репутацию. Их информационный характер заключается в том, что, будучи оценочными мо-ральными категориями (три последних из названных), они, с одной сторо-ны, основаны на определенной информации о субъекте, а с другой, сами несут эту информацию. Кроме этого, урон этим благам может быть нанесен "распространением сведений", т.е. информации. Анализируя их правовой режим, следует отметить, что он достаточно четко отражен в законода-тельстве и подробно изучен в юридической литературе (работы А.Л. Аниси-мова, А.В. Белятского, Н.А. Придворнова, Л.О. Красавчиковой, А.П. Сергее-ва, Н.С. Малеина и М.Н. Малеиной, К.Б. Ярошенко и других). 
Завершая рассмотрение отдельных объектов гражданских прав, имею-щих информационное содержание, можно прийти к следующим выводам. Ин-формация как объект гражданского права характеризуется сложностью. Многочисленность объектов, ее составляющих, и различия в их правовом режиме представляют значительные трудности при выработке общего подхо-да к установлению и регулированию единого правового режима информации. Вряд ли он возможен вообще, однако, некоторые общие принципы, характер-ные только для информации, существуют. Их полное выявление и всесто-роннее исследование еще предстоит науке. Однако уже сегодня существует большое количество проблем, как законодательных, так и правопримени-тельных. Необходимо принятие ряда новых законов и внесение изменений в уже действующие. Только тогда можно будет говорить о соответствии пра-вовой системы быстро меняющимся условиям жизни, ибо право - один из главных регуляторов общественного развития.
Автор: Ефремов Алексей
Источник: www.vsu.ru


Бесплатная система онлайн-бронирования (записи) для любого бизнеса

Консультация осуществляется для городских и мобильных номеров. Выберите город из списка
 

Вид консультации:
Ваш регион:
Ваше имя:
Телефон: (можно сотовый)
Ваш вопрос
(можно кратко)




  контакты