Комментарии к ТК

Комментарии к ЖК

Бюджетный

Конвенции






О возможности приобретения по давности доли в праве общей собственности

Проблема приобретения права собственности по давности в случаях, когда лицо претендует на титул не собственника, а сособственника вещи, возникает в основном в практике судов общей юрисдикции, поскольку такие споры чаще всего касаются владения индивидуальными жилыми домами. Между тем к разрешению подобных вопросов должны быть готовы как участники предпринимательской деятельности, так и арбитражные суды. 
В реальной жизни вполне может возникнуть ситуация, при которой наравне с собственником доступ к вещи получит также и третье лицо. Например, некто займет часть помещения, принадлежащего другому лицу, полагая себя собственником этой части (например, на основании недействительной сделки). При этом собственник никаких ответных действий не предпримет. Сможет ли такое лицо по прошествии определенного времени стать полноправным сособственником вещи? Отвечая на этот вопрос, прежде всего необходимо уяснить, что возникновение права собственности на вещь целиком, конечно, не возможно. Это связано с тем, что собственник владение вещью как таковой не утратил. Однако с другой стороны, захватчик, несмотря на это, в течение длительного срока владел ею. Очевидно, его интересы также не должны оставаться без должного внимания законодателя. 
В приведенном примере лицо может претендовать на признание за ним права собственности по давности владения на занимаемую им часть помещения. Тем не менее, рассматривать возможность возникновения права собственности на часть вещи, которая находилась во владении, как на самостоятельную, отдельную вещь, по всей видимости, не представляется возможным, особенно в случае, если она неделима.
Еще большие сомнения вызывает возможность определения объекта владения в том случае, если таким объектом будет недвижимая вещь, например квартира, и спор возникнет не только о доле в ней самой, но еще и о доле в общем имуществе многоквартирного дома. 
Наибольшие сложности вызывает вопрос о том, что следует понимать под объектом владения в данном случае: доля в праве или сама вещь? Попробуем рассмотреть два возможных подхода.
В первом случае нам предстоит рассмотреть проблему так называемой квазипосессии или возможности владения правами; еще Д.И. Мейер писал: «…дело в том, что некоторые явления юридического быта указывают на готовность действительности допустить фактическое отношение лица к праву, точно так же, как существует фактическое отношение лица к вещи».(1)

Квазипосессия была известна как римскому праву, так и некоторым европейским правопорядкам. В частности, французское право рассматривало категорию владения крайне широко. Под владением понималось удержание вещи или права, либо пользование (jouissance) вещью или правом, которое (право) мы держим за собой или приводим в действие (exer?ons) сами либо посредством другого лица, держащего или приводящего оное в действие от нашего имени. К.П. Победоносцев, комментируя данное положение, писал: «Французские юристы объясняют, что слова: "удержание вещи, которую мы держим за собой" относятся к правам телесным (dr. corporels); а слова: "пользование правом, которое мы приводим в действие" относятся к правам бестелесным или мыслимым (dr. incorporels).(2) 
Кроме того, для всестороннего анализа обсуждаемой проблемы, необходимо сказать несколько слов об известном делении вещей на res corporales и res incorporales, а также остановиться на проблеме, получившей в немецкой доктрине название Rechte an Rechte, что в переводе на русский язык означает «права на право». Что касается категории «прав на права», пишет Ю.С. Гамбаров, то, чуждая римскому праву, она изобретена немецкой юриспруденцией в связи с распространением понятия вещного права от его действительного предмета, телесной вещи на такие абстракции, которые не могут, сами по себе, служить предметом ни для какого права… То, что называют “правом на право”, есть всегда право на объект, который или передается целиком от одного субъекта к другому, или в котором устанавливается, рядом с пользованием одного, и пользование или соучастие другого субъекта.(3)
Источником возникновения указанной категории явилось перенесение в европейские законодательства деление вещей на телесные и бестелесные, с тем отличием, что европейцы в отличие от римлян понимали под таким делением не просто собственность и остальные права на вещь, а создание фикции вещи для таких объектов права, которые, не обладая ее свойствами, тем не менее, приравнивались к последней. 
Использование такой конструкции никогда не находило поддержки среди российских цивилистов; более того, последние отказывали в признании возможности приобретения доли в праве собственности по давности именно потому, что не допускали владение идеальной долей. 
А.Н. Бутовский писал: «Ни в исковом, ни в охранительном порядке не может быть допущено укрепление по давности доли или жребия в общем имении (курсив оригинала – О.Д.), ибо владение долей, как правом зависимым, не подходит под условия приобретательной давности.(4)
П.В. Попович, говоря о недопустимости распространения действия закона о давности на права, пишет следующее: «Из того положения, что по закону давностное владение обращается в право собственности, следует, что действию закона о давности владения подлежат только те движимые и недвижимые имущества, которые состоят в гражданском обороте; эти предметы – телесные, осязаемые, а потому о владении правами и о приобретении каких либо прав (отдельных на вещи) речи не может быть, о том и в законе не говорится». Впрочем, развивая свою мысль далее, автор пишет: «Приобретаются по давности, таким образом, как отдельные предметы, так и в совокупности – собирательные (напр. библиотека, стадо и пр.) равно как целые так и части их (например, часть дома, отдельный погреб касс. реш. 1869 г., № 10). (5)

Этот же автор, анализируя положения сенатской практики, считал, что Сенат все-таки допускал распространение норм приобретательной давности на долю в праве, с той лишь особенностью, что последняя приобретается лицом не по факту, а в исковом порядке, то есть по иску давностного владельца к совладельцу.(6) Как видим, уже в то время отечественное законодательство, пусть и с определенными оговорками, все же допускало такое приобретение. 

Таким образом, позиция противников признания возможности приобретения доли в праве собственности по давности владения понятна. Она основана на убежденности в том, что приобрести по давности можно лишь то имущество, которым можно владеть, а доля в праве к такому имуществу не относится.
Между тем такая позиция, на наш взгляд, основывается на заблуждении, носящем во многом лингвистический характер. Об этом писал, например, Р. Саватье: «Всякое имущество состоит из прав, с той особенностью, что право собственности часто смешивают с той вещью, объектом которого она является. Вместо того чтобы сказать: «У меня есть право собственности на это имущество», говорят: «У меня есть это имущество»; сказать так проще и быстрее. Однако такое словоупотребление не должно создавать иллюзий…» (7)
Иными словами, по давности приобретается не вещь, которой владеет давностный владелец, а право собственности на эту вещь. А правом собственности, как известно, владеть так же невозможно, как и долей в этом праве. Что же при этом препятствует признанию возможности приобрести по давности не право собственности «целиком», а лишь долю в этом праве? В свое время С.М. Гликин в работе «Давностное владение и общая собственность» возражая Анненкову, утверждавшему, что нашему закону неизвестно владение вещами, писал следующее: «О владении какими правами говорит здесь Аненнков? Если А. В. С. провладели участком своего соседа, то мы имеем дело с владением правами или вещью? Конечно, это есть владение вещью. А если А. В. С. Вместе владели землей, то каждый в отдельности владел вещью или правом? Несомненно, то же вещью - землею». (8) 
Для приобретения права собственности по давности владения лицо должно владеть определенный срок не правом, а самой вещью. То же самое мы имеем и в случае с приобретением по давности доли в праве собственности. Лицо должно осуществлять владение самой вещью, а не неким нематериальным объектом вроде «доли в праве». Это владение должно отвечать требованиям, предъявляемым к давностному владению, с той лишь особенностью, что владеть вещью лицо должно не «как своим собственным», а как принадлежащим ему на праве общей собственности, т.е совместно с иными лицами. 
Итак, совладелец вещи может стать ее сособственником. Лицо приобретает по давности не право собственности на долю в праве, а долю в праве собственности на вещь. 
Такое разграничение совладения вещью и владения долей в праве на вещь четко проведено в обзоре практики Ивановского областного суда по рассмотрению гражданских дел в кассационном порядке за 4 квартал 2004 г. (9)

По одному из дел суд установил следующее. Истец обратился в суд с иском о признании права собственности на 9/10 долей домовладения за своим отцом К.И.А., умершим 6 апреля 2002 года, мотивировав требования тем, что его отец являлся собственником 1/10 доли указанного дома на основании свидетельства о праве на наследство от 4 июля 1939 года, проживал в доме с 1954 года, поддерживал его в надлежащем состоянии и пользовался всем строением, 9/10 долей которого зарегистрированы за другими совладельцами по 1/10 доле: К.Н.Ф., умершим 30 января 1942 года, К.Ф.Ф., умершим 29 мая 1978 года, К.А.Ф., умершим 3 мая 1979 года, К.М.Я., умершим 11 октября 1993 года, Ш.(К.).Н.А., умершей 10 января 2004 года, В.А.Ф., Л.О.К., подтверждающих сведений о смерти которых нет, и В.В.К., проживающим в г. Москве, К.(К.).А.А., проживающей в Смоленской области. Поскольку К.И.А. открыто, непрерывно и добросовестно владел домом как своим собственным более 15 лет, в том числе и зарегистрированными за другими лицами долями в праве общей собственности, истец просил признать за отцом К.И.А. право собственности на 9/10 долей спорного дома в силу приобретательной давности и включить их в наследственную массу.
Решением суда в удовлетворении исковых требований К.А.И. было отказано. 
В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции было установлено, что отец истца К.И.А., имея с 1939 года на праве собственности 1/10 долю дома пользовался всем домом. Как следует из справки о составе семьи, выданной администрацией г. Кохмы, К.И.А. был зарегистрирован в доме один, проживал в нем с 1954 года. Остальные совладельцы по данному адресу в домовой книге прописаны не были. 
Суд кассационной инстанции указал на то, что в соответствии с п.1 ст. 234 ГПК РФ лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, приобретает право собственности на это имущество. При рассмотрении спора было установлено, что К.И.А. открыто, непрерывно и добросовестно владел спорным домом более пятнадцати лет, однако судом это учтено не было. Отказ в удовлетворении требований в части признания права собственности в силу приобретательной давности за К.И.А. на принадлежащие по 1/10 доли спорного домовладения другим совладельцам: К.Н.Ф., умершему 30 января 1942 года, К.Ф.Ф., умершему 29 мая 1978 года, К.А.Ф., умершему 3 мая 1979 года, не мотивирован. 
Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 20 октября 2004 года решение Ивановского районного суда от 21 сентября 2004 года отменено и вынесено новое решение: за К.И.А. признано право собственности на 3/10 доли в праве общей собственности на жилой дом в силу приобретательной давности. 
Как видим, суд признал, что совладение вещью может привести к приобретению доли в праве общей собственности на эту вещь. 
В том же обзоре практики тот же самый суд совершенно справедливо указал, что владеть собственно долей в праве собственности нельзя: «в соответствии с требованиями ст. ст. 606, 607 ГК РФ объектом договора аренды может быть имущество, а не права». (10)
С.Е.А. обратилась в суд с иском к С.А.К. и ООО «К» о признании недействительным договора аренды нежилого помещения, расположенного по адресу: г. Иваново, заключенного 1 мая 2003 года между С.А.К. и ООО «К». Иск обоснован тем, что она и ответчик С.А.К. являются собственниками нежилых помещений, расположенных по вышеуказанному адресу в равных долях, которые в натуре не выделены. Соглашения о порядке владения и пользования указанным имуществом между ними не достигнуто. 1 мая 2003 года ответчики заключили договор аренды, по которому С.А.К. передал во временное владение и пользование 1\2 долю в праве собственности на нежилые здания, расположенные по данному адресу, на неопределенный срок без ее согласия. 
Истица, считая данный договор ничтожным, просила признать его недействительным и применить последствия ничтожной сделки, а именно: обязать ответчика ООО «К» освободить занимаемые им помещения. Решением суда иск был удовлетворен. Кассационная инстанция оставила в силе решение суда первой инстанции, установив следующее. Из договора аренды, заключенного между сторонами, следует, что С.А.К. передал арендатору во временное владение и пользование 1\2 долю в праве собственности на нежилые здания на неопределенный срок. В соответствии с требованиями ст.ст. 606, 607 ГК РФ объектом договора аренды может быть имущество, а не права, как это указано в оспариваемом договоре. При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что указанный договор не соответствует закону, и, следовательно, в соответствии с требованиями ст. 168 ГК РФ является ничтожным.
Таким образом, для приобретения по давности доли в праве собственности необходимо осуществлять владение не долей в праве, которой еще и нет, а совладение самой вещью, доля в праве на которую и приобретается. Потому никакого потрясения основ института приобретательной давности не произойдет, если мы признаем возможным приобретение по давности не самого права собственности, а доли в таком праве. 
Поскольку никакого владения правами или иными нематериальными объектами при этом не происходит, нет и необходимости обращаться к институту квазипосессии или владения правами, углубляясь в рассуждения о конструкции «право на право» и телесных и бестелесных вещах.
Автор: Осипов Дмитрий
Источник: balfort.com


Бесплатная система онлайн-бронирования (записи) для любого бизнеса

Консультация осуществляется для городских и мобильных номеров. Выберите город из списка
 

Вид консультации:
Ваш регион:
Ваше имя:
Телефон: (можно сотовый)
Ваш вопрос
(можно кратко)




  контакты