Комментарии к ТК

Комментарии к ЖК

Бюджетный

Конвенции






Преступное деяние, его признаки и виды в Германии

Преступное деяние, его признаки и виды в Германии

УК Германии содержит формальное определение преступных правонарушений. Однако особая роль в разработке теории преступления принадлежит германской правовой науке. Так, по мнению Х.-Х. Ешека и Т. Вайгенда (H.-H. Jecheck, T. Weigend), учение о преступлении «занимается всеобщими юридическими предпосылками наказуемости поведенческого акта», а «общее учение о преступлении должно ответить на вопрос: при каких условиях деяние может быть вменено деятелю на определенной ступени деликтности». В немецкой доктрине общепризнанно определение преступления (преступного деяния - Straftat) как «соответствующего составу деяния, противоправного и виновного поведения, поступка».

Соответствие деяния составу деяния означает, по мнению германских авторов, установление объективных и субъективных признаков деяния («объективного и субъективного составов»).

К объективным признакам, характеризующим внешнюю сторону поведения лица, относятся:
а) признаки субъекта деяния (в первую очередь, способность действовать или бездействовать; признаки специального субъекта);
б) объект преступления, который соответствует понятию «предмет преступления» в отечественной теории;
в) защищаемое правовое благо (ценность);
г) осуществление («динамика») деяния, включающее собственно само деяние (поступок) лица, его результат, причинную связь между деянием и результатом. В отличие от российской позиции, бездействие как форма преступного поведения и совершение деяния по неосторожности рассматриваются в германском уголовном праве в качестве специальных форм уголовно наказуемого деяния.

«Субъективный состав» деяния, по словам Г. Якобса (G. Jakobs), образуют «те обстоятельства, которые делают соответствующим составу деяния осуществление объективного состава деяния, т.е. умысел и неосторожность, а также иные субъективные элементы неправды или фиксации ее степени». В частности, в «субъективный состав» входят цели и ошибки субъективного характера.

Противоправность деяния в немецкой доктрине связывается с исключением или установлением правомерности деяния. К данной характеристике относится установление обстоятельств, устраняющих противоправность деяния (необходимой обороны, крайней необходимости и пр.)

Виновность как элемент преступления включает в себя вменяемость субъекта, а также персонифицированную «упречность» его поведения (поэтому «виновность» не совпадает с умыслом и неосторожностью в «субъективном» составе деяния). В одном из определений Верховного Суда ФРГ говорилось, что «вина – это упречность. С отрицательной оценкой вины субъект упрекается в том, что он действовал неправомерно, что он решился на противоправность, хотя, действуя правомерно, он мог решить в пользу права… Внутреннее основание упрека в вине состоит в том, что человек ориентирован на свободное, ответственное, нравственное самоопределение и поэтому способен решать для права и против права…»

В немецкой доктрине самыми распространенными являются:
а) психологическая теория вины - сущность вины состоит в субъективно-духовном отношении субъекта к деянию, а сама вина идентифицируется с признаками субъективного состава деяния – умыслом и неосторожностью;
б) нормативная (оценочная) теория вины, связывающая ее существование со свойствами человеческой личности, а также нормативном обосновании «упрека» и созданием предпосылок уголовной ответственности.

Для УК Германии характерно выделение уголовных преступлений и проступков. Преступлением признается противоправное деяние, за которое предусмотрено в качестве минимального наказания лишение свободы на срок не менее одного года и более строгое наказание. Соответственно, уголовный проступок – это противоправное деяние, за которое предусмотрено в качестве минимального наказания лишение свободы на более короткий срок или денежный штраф (§ 12). Таким образом, в УК Германии классификация уголовно-значимых деяний поставлена в зависимость от минимального наказания; если же деяние наказуемо только денежным штрафом, то оно определяется, как правило, в «дополнительном» уголовном праве.

Возможность применения уголовно-правовых мер связана, прежде всего, с деянием – актом человеческого поведения, нарушающим формальное предписание закона (как непосредственно УК ФРГ, так и иного закона уголовно-правового характера). В большинстве случаев деяние выражено в действии субъекта, т.е. его физически активном, осознанном и волевом поступке. Бездействие законодательно рассматривается как особая форма деяния и условиями наступления уголовной ответственности за бездействие определены наступление последствий, а также обязанность предотвращения последних: «Кто, бездействуя, вызывает наступление последствия, предусмотренного составом преступления, подлежит наказанию по этому закону только тогда, когда он юридически был обязан не допускать наступления последствия и если бездействие соответствует выполнению состава преступления путем действия» (§13). В немецкой доктрине принято говорить о двух видах бездействия: «настоящее бездействие», которое имеет место в случаях законодательного описания бездействия как такового (обычно приводится пример с неоказанием помощи - § 323а); «сходное бездействие» - т.е. такое, которое можно «перестроить» в активное действие (в частности, убийство, совершаемое бездействием).

Германское уголовное законодательство продолжает исходить из классического принципа личной ответственности, согласно которому субъектом преступного деяния может быть только человек, достигший определенного возраста и являющийся вменяемым.

По общему правилу, возрастная планка субъекта уголовной ответственности в УК Германии определена в 14 лет – малолетние лица считаются «невменяемыми», а их действия не могут быть предметом правовой оценки (§ 19). В Законе об отправлении правосудия по делам несовершеннолетних 1953 г. содержится более подробная градация возраста субъекта (14-16, 16-18, 18-21 лет), имеющая важное значение при определении правовых последствий преступного деяния для каждой из указанных возрастных групп.

УК Германии не содержит определения вменяемости лица – оно выводится из нормы о невменяемости вследствие психического расстройства (§ 20). Состояние невменяемости исключает вину в совершенном деянии и его медицинским основанием в законе называются болезненное психическое расстройство, глубокое расстройство сознания, слабоумие и «другое тяжелое психическое отклонение». Собственно юридическими критериями невменяемости названы неспособность осознавать противоправность деяния либо невозможность действовать «с сознанием их противоправности». В § 21 УК ФРГ определена уменьшенная вменяемость, являющаяся основанием смягчения наказания (по правилам абз. 1 § 49).

Не смотря на отсутствие законодательного определения форм вины, в § 15 УК Германии установлена наказуемость только «умышленного действия, если закон прямо не предусматривает наказания за неосторожное действие». В отечественной литературе нередко говорится о то, что в немецком уголовном праве существуют два вида умысла: прямой и косвенный. При прямом умысле субъект имеет определенное намерение – его воля направлена на определенную цель. Косвенный же умысел предполагает, что субъект лишь допускает возможность нарушения закона, «считается с этим», а в ряде случаев соглашается с наступлением последствий, которых он не желает. При этом воля к действиям является безусловной.

Однако современная германская доктрина, говоря об умысле как «деятельной воле, осуществляющей деяние и направленной на результат», выделяет три его вида – предумышленность («высшая степень прямого умысла»), собственно прямой умысел и эвентуальный («косвенный») умысел. Для всех форм умысла характерно наличие интеллектуальных и волевых характеристик, которые определены применительно к акту поведения, но не к его последствиям.

По словам У. Вебера (U. Weber), предумышленность выражается в целенаправленной воле к осуществлению состава деяния; прямой умысел имеет место, когда нет движущего мотива, но субъект уверенно исходит из того, что деяние «будет осуществлено»; при эвентуальном умысле субъект «считается» с осуществлением деяния и его совершением, внутренне принимая это во внимание.

Неосторожность в германском уголовном праве представляет собой особый тип уголовно наказуемого поведения (что следует из § 15 УК). В доктрине различаются два вида неосторожности – «осознанная» и «неосознанная». При осознанной неосторожности субъект считает возможным выполнение состава деяния, но надеется, что этот состав выполнен не будет. При неосознанной неосторожности лицо считает невозможным само выполнение состава деяния.

В УК Германии прямо предусмотрены уголовно-правовые последствия ошибки в фактических обстоятельствах дела (§ 16) и в запрете (§ 17). Если лицо при совершении деяния не знает об обстоятельствах, относящихся к предусмотренному закону составу деяния, то оно действует неумышленно. Так как при этом не изменяется наказуемость неосторожного деяния (которое всегда прямо предусмотрено в УК), то отсутствие умысла влечет ненаказуемость деяния. Юридическое значение «неизбежной» ошибки в противоправности запрета («когда у лица, совершающего деяние, отсутствует понимание того, что оно действует противоправно» и «оно не могло избежать этой ошибки») выражается в том, что причиненный вред расценивается как невиновный. Бесплатная система онлайн-бронирования (записи) для любого бизнеса

Консультация осуществляется для городских и мобильных номеров. Выберите город из списка
 

Вид консультации:
Ваш регион:
Ваше имя:
Телефон: (можно сотовый)
Ваш вопрос
(можно кратко)




  контакты