Комментарии к ТК

Комментарии к ЖК

Бюджетный

Конвенции






Понятие и субъекты уголовного преследования

Понятие и субъекты уголовного преследования

Уголовно-процессуальный кодекс РФ определяет уголовное преследование как процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п.55 ст.5).

Нормативно-правовое понятие уголовного преследования впервые представлено в действующем УПК РФ. Ранее термин «уголовное преследование» был достоянием научных работ, в которых ему дана различная интерпретация. Так, выдающийся русский процессуалист И.Я. Фойницкий применял термин «уголовное преследование» как синоним понятия «обвинение». Характеризуя основные уголовно-процессуальные функции, М. С. Строгович в работе «Уголовное преследование в советском уголовном процессе» именовал данную функцию «уголовное преследование или обвинение».При этом в последующих главах данной монографии М.С. Строгович характеризовал именно уголовное преследование как сложную деятельность, включающую в себя и привлечение к уголовной ответственности, и поддержание обвинения перед судом. «Уголовное преследование, - отмечал М.С.Строгович, - направлено на изобличение, обвинение того или иного лица в совершении преступления» . После принятия УПК РСФСР 1960 года, который не содержал термина «уголовное преследование», М.С.Строгович писал: «Само понятие уголовного преследования указывает на обвинительный характер этой деятельности… уголовное преследование – это обвинение как процессуальная функция, т.е. обвинительная деятельность».

Иную позицию о соотношении уголовного преследования и обвинения высказал А.П. Гуляев, подчеркивая нетождественность данных понятий: «Можно обвинить лицо в совершении преступления, осуществив в отношение него до конца функцию обвинения, и в то же время освободить его от уголовной ответственности по основаниям, указанным в законе, т.е. по существу отказаться от уголовного преследования».

На наш взгляд, понятия «обвинение» и «уголовное преследование» не являются синонимами. Законодатель в п.22 ст.5 УПК РФ определяет обвинение как «утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном настоящим кодексом». Уголовное преследование следует понимать как деятельность стороны обвинения по изобличению конкретного лица в совершении преступления, для того чтобы позднее обоснованно утверждать о его виновности. Иными словами, обвинение – это вывод стороны обвинения на определенном этапе уголовного преследования о совершении преступления конкретным лицом. После предъявления обвинения уголовное преследование не прекращается, а продолжается вплоть до вступления в законную силу обвинительного приговора суда.

Из законодательного определения уголовного преследования следует, что его осуществляет сторона обвинения. В соответствии с п.47 ст.5 УПК РФ стороной обвинения являются прокурор, а также следователь, начальник следственного отдела, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель.

В ныне действующем уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, согласно ч.1 ст.37, прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной УПК, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Согласно определению, содержащемуся в пункте 31 статьи 5 УПК, прокурор в контексте уголовно-процессуального права – это Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и помощники, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре.

Согласно Федеральному Закону «О прокуратуре Российской Федерации» (в редакции 2003 года с изменениями и дополнениями) прокуратура Российской Федерации представляет собой единую федеральную централизованную систему органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за исполнением действующих на ее территории законов.  Наряду с другими функциями прокуратура осуществляет:

-  надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие;

- уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

Этими функциями и определяется положение прокурора в уголовном процессе.

В осуществлении функции уголовного преследования прокурор, по оценке Безлепкина Б.Т., обладает максимальной полнотой полномочий, включая право лично возбудить и расследовать уголовное дело о любом преступлении, к чьей бы подследственности оно ни относилось, лично завершить расследование составлением обвинительного заключения и направить дело в суд. Авторы одного из комментариев к УПК РФ дополняют, что уголовное преследование прокурором осуществляется от имени государства как в досудебных стадиях уголовного процесса, так и в ходе судебного разбирательства, где он выступает в качестве государственного обвинителя.

Представляется, что четкое разделение функций прокурора на осуществление надзора за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие, и на осуществление уголовного преследования, достаточно проблематично. В случае осуществления прокурором непосредственно расследования уголовного дела, то им безусловно выполняется функция уголовного преследования. При проверке прокурором законности и обоснованности принятых органами дознания и предварительного следствия решений, он выполняет надзорную функцию. Но как обозначить его полномочия, если он, в соответствии с требованиями УПК РФ, дает согласие дознавателю, следователю на возбуждение уголовного дела (в отношении конкретного лица) (ст.146 УПК), на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (ч.3 ст. 108 УПК), о продлении данной меры пресечения (ч.7 ст.109 УПК), о временном отстранении обвиняемого от должности (ч.1 ст.114 УПК), о наложении ареста на имущество (ч.1 ст.115 УПК), о производстве обыска (ст.182 УПК), санкционирует применение меры пресечения в виде залога (ст.106 УПК) и т.д.? С одной стороны, прежде чем дать свое согласие или санкцию на производство того или иного процессуального или следственного действия, прокурор обязан проверить обоснованность и законность данного решения, изучив имеющиеся материалы уголовного дела, то есть выполнить надзорную функцию. С другой стороны, он осуществляет уголовное преследование в отношении конкретного лица, потому как все обозначенные действия направлены на изобличение подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.

Таким образом, представляется целесообразным выделить непосредственно надзорную функцию прокурора, непосредственно функцию уголовного преследования и функцию уголовного преследования при осуществлении надзора.

Следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах своей компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу (ч.1 ст. 38 УПК РФ). При этом, как отмечает В.П. Божьев, следователем реализуется функция расследования преступлений.

Анализ норм законодательства, регламентирующих полномочия следователя, позволяет сделать вывод о его процессуальной самостоятельности при осуществлении своих функций. Следователь уполномочен: 1) возбуждать уголовное дело в порядке, установленном УПК; 2) принимать уголовное  дело к своему производству или передавать его прокурору для направления по подследственности; 3) самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК требуется получение судебного решения  и (или) санкция прокурора; 4) давать органу дознания в случаях и порядке, установленном УПК, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении; 5) осуществлять иные полномочия, установленные УПК (ч.2 ст.38 УПК РФ).

Обязанностью следователя, подчеркивает В.П. Божьев, является раскрытие преступления, установление и изобличение лиц, его совершивших, а также выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступлений.

В конечном итоге, все полномочия следователя направлены на изобличение лица, совершившего преступление. Однако, производя расследование уголовного дела, следователь, помимо уголовного преследования, выполняет и иные функции. Это, как отмечает В.П. Божьев, действия по расследованию преступления до появления подозреваемого или обвиняемого либо когда эти субъекты отсутствовали при прекращении уголовного дела. То есть уголовное преследование, являясь основной функцией следователя, единственной не является.

Начальник следственного отдела – должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель (п.18 с.5 УПК). В действующем законе представление о начальнике следственного отдела (как понятии) охватывает должностных лиц органов внутренних дел, Федеральной службы безопасности, Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, прокуратуры.

Полномочия по осуществлению уголовного преследования начальником следственного отдела выражаются в его праве принять уголовное дело к своему производству и производить предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя и (или) руководителя следственной группы (ч.2 ст.39 УПК).

Кроме этого, функция уголовного преследования проявляется в осуществлении начальником следственного отдела иной уголовно-процессуальной деятельности. Согласно ч.1 ст.39 УПК начальник следственного отдела уполномочен поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия, вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя (ч.1 ст.39 УПК); он вправе проверять материалы уголовного дела, давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения (ч.3 ст.39 УПК). Перечисленные процессуальные полномочия начальника следственного отдела, обладая административно-распорядительными признаками, основным назначением имеют изобличение лица, совершившего преступление и осуществление в отношении него уголовного преследования.

Следующим субъектом стороны обвинения, осуществляющим уголовное преследование, является дознаватель (п.47 ст.5 УПК). Дознаватель – должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные Уголовно–процессуальным кодексом.

Дознание – форма предварительного расследования, осуществляемого дознавателем, по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия необязательно (п.8 ч.1 ст.5 УПК).

При производстве по уголовному делу дознаватель уполномочен: 1) самостоятельно проводить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК на это требуется согласие начальника органа дознания, санкция прокурора и (или) судебное решение; 2) осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК (ч.3 ст.41 УПК).

Поскольку закон не содержит каких-либо ограничений относительно производства следственных действий, постольку дознаватель при наличии соответствующих фактических оснований вправе производить по возбужденному уголовному делу любые следственные и иные процессуальные действия (ч.1 ст.86 УПК).

При проведении следственных и иных процессуальных действий дознаватель, равно как и следователь, обладает процессуальной самостоятельностью.

Уголовное преследование для дознавателя является его основной функцией (как и для следователя), но не единственной. Уголовное преследование есть лишь часть расследования уголовного дела, а при расследовании дознавателем, помимо изобличения лица, совершившего преступление, осуществляются и иные действия.

Термин «частный обвинитель» раскрывается в п.59 ст.5 и в ч.1 ст.43 УПК. Согласно п.59 ст.5 УПК частный обвинитель – потерпевший или его законный представитель и представитель по уголовным делам частного обвинения.

Частный обвинитель, как субъект стороны обвинения, является лицом, подавшим заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленным ст.318 УПК РФ и поддерживающим обвинение в суде.

Данное понятие частного обвинителя, содержащееся в ч.1 ст.43 УПК, дано настолько в общей форме, отмечает В.П.Божьев, что нуждается в конкретизации.

Комментируя указанную норму, профессор В.П.Божьев продолжает: «Частного обвинителя, конечно, можно назвать потерпевшим по делу частного обвинения. Но дело в том, что, регулируя производство по делам частного обвинения, российский законодатель традиционно употребляет термин «потерпевший» неоднозначно: в одних случаях в материально-правовом смысле слова, в других – в процессуальном смысле. Например, устанавливая, что уголовное дело частного обвинения возбуждается по заявлению (жалобе) потерпевшего (ч.2 ст.20, п.5 ч.1 ст.24, ч.1 ст.318 УПК), закон имеет в виду потерпевшего в материально-правовом смысле слова, так как уголовного дела еще нет и потому субъектом уголовно-процессуальных отношений он юридически еще не может быть. Когда же закон устанавливает возможность примирения потерпевшего с обвиняемым и прекращения в  связи с этим производства по делу (ч.2 ст.20, ч.5 ст.319 УПК), то имеется в виду уже потерпевший как субъект уголовно-процессуальных отношений (участник уголовного процесса).

С учетом высказанных соображений вполне можно частного обвинителя считать потерпевшим по уголовному делу частного обвинения, как это сделано в п.59 ст.5 УПК РФ. В то же время понятие потерпевшего, данное в ч.1 ст.43, было бы не вполне точным, если бы законодатель ограничился указанием на факт подачи лицом заявления. Но он еще подчеркнул «в порядке, предусмотренном статьей 318». Тем самым он внес достаточную ясность, так как ч.7 ст.318 УПК увязывает установление частного обвинителя как участника уголовного процесса с моментом принятия судом заявления к своему производству. Конечно, если нет заявления потерпевшего о привлечении причинителя вреда к уголовной ответственности, то не может быть и частного обвинителя в уголовном процессе».

Участие в уголовном преследовании для частного обвинителя есть право, а не обязанность, как для ранее перечисленных субъектов (прокурора, следователя, дознавателя). Функция частного обвинителя, как участника уголовного преследования, заключается в выдвижении и поддержании  обвинения в порядке, установленном УПК (п.2 ч.4 ст.321).

Помимо частного обвинителя в уголовном преследовании вправе участвовать потерпевший, его законный представитель и (или) представитель.

Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации (ч.1 ст.42 УПК).

В связи с тем, что потерпевший – это лицо, которому причинен вред, и, следовательно, представитель стороны обвинения, закон предоставляет ему право участвовать в уголовном преследовании. Это участие ограничено рамками процессуальных возможностей, предоставленных потерпевшему законом.

Осуществляя уголовное преследование потерпевший вправе давать показания, представлять доказательства, участвовать с разрешения  следователя или дознавателя в следственных действиях, проводимых по его ходатайству либо по ходатайству его представителя, знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания, знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта в установленным законом случаях, участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанции, выступать в судебных прениях, знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания и совершать другие действия, предусмотренные УПК РФ.

Помимо потерпевшего ст.22 УПК предоставляет право осуществлять уголовное преследование законному представителю и (или) представителю потерпевшего.

Законные представители потерпевшего – родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний потерпевший, органы опеки и попечительства.

Представитель – лицо, оказывающее юридическую помощь потерпевшему на договорной основе. Как правило, на практике такую помощь оказывают адвокаты. Однако в качестве представителей потерпевшего могут выступать и иные лица, если об этом ходатайствует сам потерпевший. Об этом прямо указывается в определении Конституционного суда РФ от 05.12.2003 г.: «Часть первая статьи 45 УПК Российской Федерации по ее конституционно-правовому смыслу не исключает, что представителем потерпевшего и гражданского истца в уголовном процессе могут быть иные - помимо адвокатов - лица, в том числе близкие родственники, о допуске которых ходатайствует потерпевший или гражданский истец.»

Законный представитель и представитель потерпевшего имеют те же процессуальные права, что и потерпевший.

Гражданский истец и его представитель замыкают круг субъектов стороны обвинения.

Гражданским истцом, в соответствии с ч.1 ст.44 УПК, является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда.

Гражданский истец вправе иметь представителя. Представителем гражданского истца могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы (ч.1 ст.45 УПК). Гражданский истец и его представитель имеют равные права. При осуществлении уголовного преследования указанные лица  вправе: представлять доказательства, давать показания, заявлять отводы или ходатайства, участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо по ходатайству его представителя, участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой и апелляционной инстанций,  выступать в судебных прениях, а также совершать иные, предусмотренные законом действия, направленные на изобличение лица, совершившего преступление.

Есть мнения, что законодатель дал неполный перечень лиц, которые могут осуществлять уголовное преследование. Например, А.П. Рыжаков считает, что, кроме перечисленных в п.47 ст.5 УПК, таковыми являются: орган дознания, руководитель и члены следственной группы, начальник органа дознания…. Во-первых, начальник органа дознания. Аргументируя свою позицию, А.П.Рыжаков отмечает: «Начальник органа дознания отнесен нами к стороне обвинения не только потому, что его назначение в уголовном процессе во многом аналогично назначению начальника следственного отдела. В основном же его место в системе участников уголовного процесса предопределено правовым статусом и прежде всего его правом утверждать обвинительный акт (ч.4 ст.225 УПК), а также его полномочием поручать дознавателю производство дознания (п.17 ст.5 УПК), давать дознавателю обязательные для исполнения указания (ч.3 ст.41 УПК) и др.»

В данном случае мнение А.П. Рыжакова является обоснованным. Законодатель обозначил дознавателя как субъекта стороны обвинения, т.е. как должностное лицо, наделенное процессуальными полномочиями осуществлять уголовное преследование. Однако, не все процессуальные действия и решения дознаватель может принимать самостоятельно, некоторые из них только с согласия или указания начальника органа дознания. Поэтому невключение начальника органа дознания в число субъектов уголовного преследования, является, на наш взгляд, пробелом.

Что касается руководителя и членов следственной группы, то их обозначение как субъектов уголовного преследования представляется излишним, так как, главным образом, это следователи, а следователь включен законодателем в число субъектов стороны обвинения, а значит и уголовного преследования.

Орган дознания включать в число субъектов уголовного преследования также представляется неверным. Согласно ст. 40, УПК под органом дознания понимается достаточно большой круг субъектов, деятельность большинства из них никак не связана с осуществлением непосредственно уголовного преследования. Только дознаватель непосредственно осуществляет рассматриваемую деятельность, а он и так включен в сторону обвинения.

Необоснованно забыт и не указан как субъект стороны обвинения представитель частного обвинителя, в качестве которого может выступать тот же круг лиц, что и  представителем потерпевшего.

Таким образом, представляется, что к субъектам стороны обвинения, осуществляющим уголовное преследование, следует отнести прокурора, следователя, начальника следственного отдела,  дознавателя, начальника органа дознания, частного обвинителя, его представителя, потерпевшего, его законного представителя и представителя, гражданского истца и его представителя. Бесплатная система онлайн-бронирования (записи) для любого бизнеса

Консультация осуществляется для городских и мобильных номеров. Выберите город из списка
 

Вид консультации:
Ваш регион:
Ваше имя:
Телефон: (можно сотовый)
Ваш вопрос
(можно кратко)




  контакты