Комментарии к ТК

Комментарии к ЖК

Бюджетный

Конвенции






История России. Внешняя политика международные отношения Советского государства

Борьба советского государства за международное признание.

Вопрос о внешней политике и международных отношениях Советского государства встал перед ним сразу после победы большевиков в октябре 1917 г. Его решение предопределялось насущными задачами выхода из мировой войны и заключением международных договоров, необходимых для закрепления завоеваний Советской власти.

Первым внешнеполитическим актом победившей большевистской революции стал Декрет о мире, принятый на следующий день после событий 25 октября 1917 г. В нем излагались основополагающие принципы внешней политики и дипломатии большевистского правительства — мир, пролетарский интернационализм, защита угнетенных народов, равноправие и добрососедские отношения со всеми странами, отрицание так называемой «тайной» дипломатии. В тот же день, когда II Всероссийский съезд Советов принял декрет об учреждении нового советского правительства (Совнаркома), в его составе был образован Народный комиссариат по иностранным делам (НКИД), который возглавил Л.Д. Троцкий. Одним из первых шагов этого нового дипломатического ведомства Советского правительства было заключение позорного, но столь необходимого Брестского мирного договора с Германией. Сразу же после его заключения в Берлине было учреждено политическое представительство большевистского правительства в Германии, действовавшее до событий ноября 1918 г. в этой стране. Его деятельность способствовала выполнению условий Брестского договора и сдерживала агрессивные устремления германской военщины.

До середины 1919 г. Советское правительство находилось в полной дипломатической изоляции. Только в мае 1919 г. удалось договориться с властями Швейцарии об учреждении советского представительства в этой стране и об установлении деловых отношений с швейцарскими властями. Однако деятельность этого представительства вызвала резкое недовольство среди ряда руководящих деятелей Швейцарии, а также активное противодействие членов бывшей царской дипломатической миссии в этой нейтральной европейской стране. Поэтому осенью 1919 г. большевистское представительство в Швейцарии было закрыто.

В том же 1919 г. Советское правительство предприняло попытку учредить свое представительство в США. Однако официальный Вашингтон не желал признавать РСФСР и вступать с ней в дипломатические и торговые отношения. Вплоть до 1921 г. правительство США признавало официальным представителем России бывшего царского посла.

Одновременно правительство большевиков сделало попытку установить дипломатические отношения со своим южным соседом — Персией и заключить с ней договор о дружбе. Однако давление на Персию, которое пока успешно осуществляла Великобритания, привело к тому, что советская делегация не была принята шахом, а ее глава при содействии местной реакции был захвачен русскими белогвардейцами и расстрелян в августе 1919 г.

После завершения гражданской войны перед РСФСР стала задача не только сохранить завоеванное внутри страны, но и выйти из международной экономической блокады и политической изоляции. Необходимо было обеспечить мир и внешнюю безопасность. С этой целью большевистским правительством предпринимаются активные попытки выйти из дипломатического тупика, в котором оно оказалось в послевоенный период.

Значительным успехом в этом направлении стало заключение в феврале 1920 г. мирного договора с соседней Эстонией. В июле — октябре были заключены аналогичные соглашения с правительствами других прибалтийских стран — Литвы, Латвии, Финляндии. Тем самым брешь в международной изоляции РСФСР была пробита.

Эти первые дипломатические соглашения дались большевикам с большим трудом. Например, при заключении договора с Финляндией советской стороне пришлось согласиться на проведение государственной границы в непосредственной близости от Петрограда (что стало спустя 20 лет поводом для советско-финской войны), а по Рижскому мирному договору с Польшей, который был подписан после неудачной для России советско-польской войны 1921 г., Польше отходили земли Западной Украины и Западной Белоруссии. Однако иной возможности вырваться из политической изоляции и защитить свои западные границы РСФСР пока не имела.

Руководствуясь принципами мирного сосуществования, провозглашенными большевиками сразу же после победы в октябре 1917 г., их правительство не оставляло попыток нормализовать политические отношения и установить торгово-экономические связи с другими соседними странами, причем не только с приграничными государствами Прибалтики, но и с соседними государствами Востока. Это было уже заметно по одной из первых таких попыток наладить связи с Персией.

Тем не менее, работа в этом направлении продолжалась. В апреле 1920 г. турецкое правительство Мустафы Кемаля, лидера буржуазно-демократической революции в Турции, предложило правительству РСФСР установить дипломатические отношения и оказать Турции помощь в борьбе с вмешательством западных держав в дела этой молодой республики. Предложение было принято, и в результате проходивших в Москве в марте 1921 г. переговоров был подписан договор о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией. Он был выгоден обеим сторонам, так как и РСФСР, и Турецкая республика переживали в этот момент достаточно схожие внешнеполитические проблемы. По заключенному соглашению все прежние неравноправные договоренности Турции с царским правительством аннулировались. Турецкая сторона получала значительную финансовую помощь от России. Город Батум, отторгнутый Турцией по условиям Брестского мирного договора с Германией, возвращался Грузии.

Осенью этого же года аналогичные договоренности с Турецкой республикой заключили Азербайджанская, Армянская и Грузинская советские республики, а в начале 1923 г. — Украинская ССР. Подобное единство дипломатических действий советских республик стало важным явлением не только в международной, но и во внутренней политике. Оно помогло уничтожить тенденции к национальному обособлению, приводившие к значительным внутренним конфликтам.

Еще в 1919 г. афганский эмир сообщил Советскому правительству, что считает необходимым сделать заявление о заключении договора о дружбе с РСФСР. Впоследствии, в феврале 1921 г., был подписан договор о дружбе между Афганистаном и РСФСР. Афганская сторона получала от России значительную экономическую и техническую помощь. Правительство эмира, в свою очередь, обязалось не поддерживать реакционное антисоветское басмаческое движение, уже развернувшееся на территории Средней Азии, преимущественно в Хорезмийской и Бухарской народных советских республиках.

Одновременно начали завязываться уже регулярные дипломатические отношения с Персией, которые завершились подписанием в феврале 1921 г. договора между РСФСР и Персией. Согласно договору, РСФСР отказывалась от всех привилегий и соглашений, заключенных царской Россией с третьими странами в ущерб Персии. Предусматривалось, что в случае превращения территории Персии в антисоветский плацдарм Советское правительство получало право ввода туда своих войск для самообороны. Эта договоренность будет реализована уже правительством СССР в годы второй мировой войны.

Заключение дружественных и равноправных договоров с Турцией, Афганистаном и Персией (Ираном) во многом способствовало укреплению их независимости перед лицом держав Запада и вместе с тем обеспечивало безопасность южных границ РСФСР, способствовало поддержанию мира на Ближнем и Среднем Востоке.

Следует отметить, что на этот период приходится признание большевистским правительством соседнего Монгольского государства, где совершилась народная революция. В ноябре 1921 г. в Москве было подписано соглашение между РСФСР и Монгольской республикой об установлении дружественных отношений, которое заложило основы равноправного сотрудничества двух стран на многие десятилетия.

Стремление большевистского правительства к установлению дружеских и взаимовыгодных отношений с другим своим соседом на Дальнем Востоке — Китаем — в тот период не нашло поддержки. Пекинские власти, находившиеся под влиянием держав Запада и Японии, а также внутренних милитаристских группировок, по-прежнему занимали антисоветские позиции.

Важным шагом к дипломатическому признанию молодой Советской республики стало заключение торговых отношений с рядом капиталистических стран, в которых были заинтересованы все стороны. И если в 1920 г. РСФСР имела торговые отношения только с семью странами, то уже в 1921 г. — с четырнадцатью, в 1922 — с восемнадцатью, а в 1923 г. — с двадцатью восемью государствами.

До образования СССР (30 декабря 1922 г.) советские республики (РСФСР, УССР, БССР и республики Закавказской федерации — Азербайджан, Армения и Грузия) свои внешние сношения вели самостоятельно. Однако все эти однотипные по своей природе государственные образования с первых дней своего существования стремились к тесному сотрудничеству. Представители независимых советских республик принимали участие в работе Всероссийских съездов Советов и входили в состав ВЦИК РСФСР. Военно-политический союз советских республик, сложившийся в годы гражданской войны и иностранной интервенции, в изменившихся послевоенных условиях обрел новые формы. В 1922 г. окончательно оформился их дипломатический союз, а уже после образования СССР внешние отношения союзных республик перешли в ведение Наркоминдела СССР, созданного на базе НКИД РСФСР.

К этому времени правительство СССР имело официальные дипломатические отношения с двенадцатью государствами, состоявшими с ним в отношениях де-факто, отличавшихся более ограниченным уровнем объема политических и экономических отношений. В Москве имелось 12 иностранных дипломатических представительств, из них 4 государства (Афганистан, Германия, Персия и Турция) были представлены послами, 6 государств (Норвегия, Австрия, Чехословакия, Китай, Италия, Великобритания), признавшие Советское правительство только де-факто, имели своих официальных представителей. В начале 1920 г. страны Антанты, отменив экономическую блокаду РСФСР, пошли на установление торговых контактов, и то лишь с «населением России», а не с Советским государством. Этим объясняется значительная диспропорция в числе стран, признавших РСФСР де-юре, и стран, признавших ее де-факто, т.е. наладивших с РСФСР торговые, но не официальные дипломатические отношения. Однако реальная жизнь требовала перемен, и экономика расчищала путь вперед политике.

Огромное значение в прорыве дипломатической и торговой блокады молодого Советского государства имело участие его дипломатических представителей в работе международных конференций начала 20-х годов. Ведущие капиталистические страны, прекратив вооруженную борьбу, по-прежнему не признавали большевистское правительство. В начале 1922 г. руководство РСФСР получило приглашение глав ведущих капиталистических стран Запада принять участие в работе Генуэзской конференции, где предполагалось рассмотреть проблемы восстановления Европы после завершения первой мировой войны, а также «русский вопрос». При подготовке к Генуэзской конференции Советским правительством были сформулированы основные принципы поведения его делегации. По сути, это была целая внешнеполитическая программа молодого большевистского государства, в основе которой лежали принципы возможности соглашений с буржуазными правительствами, не только торговых, но и политических; линия на мирное сосуществование, которая бы исключала войну как средство решения межгосударственных споров. Тем самым становилось ясно, что идея мировой революции, революционной войны международного пролетариата, призванная установить насильственным способом Советскую власть в странах Западной Европы, была уже изжита и принят новый, более жизненный и конструктивный вариант развития международных отношений. Подобная реалистичная установка делала возможными усилия Советского государства в поисках равноправного дипломатического партнера в новых международных условиях существования двух систем — капиталистической и социалистической.

На первом же заседании Генуэзской конференции глава советской делегации, нарком по иностранным делам Г.В. Чичерин высказал эти предложения и обрисовал широкую перспективу международного сотрудничества в экономической, политической и культурной областях, которое должно было бы развиваться на фоне невмешательства во внутренние дела, равноправия и взаимной выгоды, разрешения споров только мирным, переговорным путем. Было высказано и предложение странам-участницам конференции о всеобщем сокращении вооружений и армий, а также о полном запрещении наиболее варварских средств ведения боевых действий (химического оружия, воздушных бомбардировок и т.п.).

Эти предложения Советского государства вызвали замешательство среди участников конференции. Оно еще более усилилось, когда Г.В. Чичерин заявил о готовности признания советской стороной всех довоенных долгов России и компенсации убытков всем иностранным владельцам путем сдачи в аренду или концессию ранее принадлежавших им предприятий. Условием такого признания должно было стать дипломатическое (юридическое) признание РСФСР, оказание ему финансовой помощи через кредиты и аннулирование государственных военных долгов с процентами по ним.

В ходе развернувшейся дискуссии советской стороной были обнародованы цифры, связанные с задолжностью России государствам Антанты, составившей 18,5 млрд. рублей золотом, и убытками, причиненными интервентами, в размере 39 млрд. золотых рублей. Постепенно дискуссия по всем этим вопросам зашла в тупик, так как государства Антанты уже не были едины по ряду вопросов, которые в качестве претензий выдвигались Советскому государству.

Пользуясь этим, советская делегация сумела совершить блестящий дипломатический маневр: ей удалось расколоть единый антисоветский фронт западных государств, оторвав от него Германию, потерпевшую поражение в войне и явно недовольную условиями Версальского мирного договора, навязанного ей победителями — странами Антанты. В период работы конференции руководство советской делегации и делегация Германии в местечке Рапалло, пригороде Генуи, подписали договор о восстановлении дипломатических отношений и развитии экономических отношений на основе принципа наибольшего благоприятствования и взаимного отказа от претензий. Таким образом, Германия признала национализацию собственности, принадлежавшей ей ранее на территории России.

Действие Рапалльского договора было распространено на союзные с РСФСР советские республики согласно договору между ними и Германией от 5 ноября 1922 г. Заключение Рапалльского договора явилось крупным успехом внешней политики молодого Советского государства в борьбе за установление мирных отношений с капиталистической Германией, взаимовыгодного сотрудничества и невмешательства во внутренние дела друг друга.

В целом, несмотря на то, что в ходе Генуэзской конференции не было принято каких-либо кардинальных решений, она показала способность молодой российской дипломатии вести равноправную политическую дискуссию и даже одерживать по ряду вопросов принципиальные политико-дипломатические победы.

о завершении Генуэзской конференции главы дипломатических миссий стран-участниц решили продолжить дискуссию о новой политической ситуации в Европе на конференции в Гааге, которая состоялась в июне — июле 1922 г. В ней принимали участие делегации тех же стран, что и на Генуэзской, за исключением Германии. В них входили главным образом представители деловых кругов и эксперты.

Делегации стран Антанты по-прежнему стремились заставить Советское государство признать долги царского правительства, вернуть национализированные предприятия бывшим владельцам-иностранцам, признать возвращение национализированной собственности в качестве единственной формы ее реальной компенсации. Однако советская делегация заняла ту же позицию, что и в Генуе. Представителям Антанты было заявлено о готовности рассмотреть их требования при условии предоставления кредитов советской стороне для восстановления народного хозяйства, расстроенного иностранной интервенцией и блокадой.

Ни одно государство не желало предоставлять России кредит. Непримиримость бывших собственников-иностранцев завела Гаагскую конференцию в тупик. Такая неуступчивость участников конференции привела к ее закрытию.

Молодая советская дипломатия, инициативные действия которой стали полной неожиданностью для ведущих капиталистических держав Запада, в течение 1922-1923 гг. совершила ряд мероприятий, ставших заметными шагами на фоне пока еще твердой позиции непризнания РСФСР со стороны стран-участниц Антанты. По инициативе Советского правительства, которое обратилось к своим западным соседям — правительствам Польши, Финляндии, Латвии и Эстонии, в Москве в декабре 1922 г. состоялась международная конференция по сокращению вооружения. Румынское правительство, получившее официальное приглашение, от участия в работе конференции отказалось, обусловив его необходимостью со стороны РСФСР признать захват Бессарабии румынской стороной.

На Московской конференции 1922 г. советская делегация предложила план сокращения сухопутных вооруженных сил в течение 1,5-2 лет на 75%. В соответствии с заранее согласованной между ними позицией, делегации Польши, Латвии, Эстонии и Финляндии прибегли к тактике затягивания переговоров с целью увести их от решения главного вопроса — о разоружении. Поэтому программа, предложенная делегацией РСФСР, была отклонена, и, по сути, работа Московской конференции оказалась сорванной.

Несмотря на это, Московская конференция 1922 г. сыграла определенную положительную роль в пропаганде инициативы Советского правительства в деле привлечения внимания мировой общественности к проблемам разоружения. Имел значение и тот факт, что первая международная конференция по разоружению состоялась в столице Советской России.

Лозаннская конференция (ноябрь 1922 — июль 1923 гг.) была созвана по инициативе Великобритании, Франции и Италии для подготовки мирного договора с Турцией и установления режима черноморских приливов. В ноте Советского правительства было заявлено, что оно не признает решений, принятых без его участия. Это вынудило организаторов конференции пригласить в Лозанну и советскую делегацию. Прибывшая на конференцию делегация РСФСР выдвинула программу, в основу которой были положены следующие принципы: восстановление прав Турции на принадлежавшие ей территории и водное пространство; закрытие черноморских приливов для любых военных судов и авиации, кроме турецкой; полная свобода торгового мореплавания.

Однако эти предложения были отвергнуты странами-участницами конференции. Делегация Великобритании предложила свой проект договора, который создавал постоянную угрозу безопасности Советской России и других черноморских государств. К тому же на всем протяжении работы конференции страны Антанты не оставляли своих попыток устранить советскую делегацию от участия в ее работе. В этих условиях 10 мая 1923 г. было совершено убийство члена советской делегации В.В. Воровского, что значительно осложнило работу конференции. 24 июля 1923 г. участники конференции подписали ряд заключительных документов, при этом советский представитель сделал ряд оговорок, согласно которым СССР не ратифицировал Конвенцию о режиме проливов, как нарушающую его законные права и не гарантирующую мир и безопасность причерноморских стран и прежде всего — Турции. Лишь в 1938 г. на международной конференции в Монтре эта конвенция была пересмотрена. Однако это произошло уже в иных конкретно-исторических и политических условиях.

Активная внешнеполитическая деятельность Советского государства привела к тому, что в 1924 г. его дипломатическая блокада была прорвана. Этот год открыл полосу признания СССР, когда были установлены дипломатические отношения с Великобританией, Италией, Австрией, Норвегией, Грецией, Швецией, Китаем, Данией, Мексикой и Францией. Именно 1924 г. вошел в историю внешней политики СССР как год признания Советского государства основными буржуазными странами.

В 1925 г. между Советским Союзом и Японией была заключена Конвенция об основных принципах взаимоотношений, и на ее основе установлены дипломатические и консульские отношения. В последующие годы были установлены дипломатические отношения с Саудовской Аравией, Уругваем (1926), Йеменом (1928). И лишь после шестнадцати лет политики непризнания СССР правительство США в результате мирового экономического кризиса, усиления экономической и военной мощи СССР и укрепления его позиций на международной арене, а также под влиянием американской общественности было вынуждено пересмотреть свои позиции, и 16 ноября 1933 г. было заключено советско-американское соглашение об установлении дипломатических отношений между СССР и США.

В том же году установились дипломатические отношения с еще одной крупной страной — Испанией, в 1934 г. — с Албанией, Болгарией, Венгрией, Румынией, Чехословакией, а в следующем, 1935 г., — с Бельгией, Люксембургом и Колумбией. Наконец, в 1940 г. были установлены дипломатические отношения с Югославией. Таким образом, в результате активной внешнеполитической деятельности в 20-30-е гг. Советский Союз стал равноправным партнером большинства стран мира.

Несмотря на признание Советского Союза большинством капиталистических стран, его взаимоотношения с капиталистическим миром оставались достаточно сложными. Причиной сложившейся ситуации являлось как нежелание наиболее реакционных западных кругов отказаться от своих антисоветских планов, так и ошибки и недостаточная последовательность во внешней политике сталинского руководства. В 20-е ггю отношения между Советским Союзом и некоторыми капиталистическими странами неоднократно резко осложнялись и даже становились критическими.

Одним из первых таких кризисов стали события 1927 г., когда английское правительство даже разорвало дипломатические отношения с Москвой. Этому предшествовала длительная антисоветская кампания, в ходе которой Советский Союз обвинялся в нарушении англо-советского торгового соглашения 1921 г., в ведении антибританской деятельности в Индии, во вмешательстве во внутренние дела Китая. Особую активность в антисоветской пропаганде развернула так называемая Ассоциация английских кредиторов России, созданная группой английских предпринимателей-капиталистов, бывших владельцев предприятий, национализированных в России после Октябрьской революции.

В мае 1927 г. английская полиция совершила налет на лондонскую контору англо-советского кооперативного общества (АРКОС). В числе захваченных документов оказалась пользовавшаяся дипломатической неприкосновенностью переписка советского торгового представителя, что грубо нарушало условия англо-советского торгового соглашения 1921 г. Надежды английских правящих кругов обнаружить документы, которые доказали бы вмешательство СССР во внутренние дела Великобритании, не оправдались. Тем не менее 27 мая 1927 г. Англия пошла на разрыв дипломатических отношений с СССР, которые вновь были восстановлены лишь через два года.

После разрыва Англией отношений с СССР усилились антисоветские провокации и в других капиталистических странах. Французское правительство потребовало отозвать советского посла из страны, в Варшаве в июне 1927 года русскими белогвардейцами был убит полномочный представитель СССР. Российская эмиграция в других странах не прекращала своей подрывной антисоветской деятельности.

Для Советского Союза четко обозначилась угроза оказаться в дипломатической изоляции. Поэтому его дипломатия постоянно стремилась не допустить международной обособленности страны. В этих целях в 1928 г. правительство СССР принимает решение присоединиться к международному договору об отказе от войны в качестве орудия национальной политики, который в дипломатических кругах получил название «пакта Бриана-Келлога» (по фамилиям инициаторов его заключения — министра иностранных дел Франции и государственного секретаря США). СССР одним из первых ратифицировал, пакт Бриана-Келлога, при этом Советское правительство заявило, что нарушением договора должны считаться не только объявленная война, но и всякие военные действия, начатые любым государством.

Бесплатная система онлайн-бронирования (записи) для любого бизнеса

Консультация осуществляется для городских и мобильных номеров. Выберите город из списка
 

Вид консультации:
Ваш регион:
Ваше имя:
Телефон: (можно сотовый)
Ваш вопрос
(можно кратко)




  контакты