Комментарии к ТК

Комментарии к ЖК

Бюджетный

Конвенции






Защита прав инвесторов в исковом производстве

Защита прав инвесторов в исковом производстве

Для рассмотрения вопроса об особенностях судебной защиты прав инвесторов целесообразно проследить все последовательные процессуальные шаги.

При возникновении спора гражданин-инвестор должен провести определенную работу до обращения к суду за защитой. Данная стадия может быть названа досудебной подготовкой дела. Это непроцессуальная часть деятельности, ибо не охватывает суд как субъект гражданско-процессуальных правоотношений, которые еще и не возникли, поскольку дело не было возбуждено, судом.

Эта деятельность осуществляется гражданином самостоятельно или через представителя. Во втором случае гражданин заключает договор поручения. Чаще всего граждане защищают свои интересы сами, не используя профессиональную помощь юристов.

Досудебная подготовка дела включает в себя ряд последовательных действий.

Прежде всего следует определить характер спорного правоотношения. От характера спорного правоотношения зависит решение вопроса о подведомственности спора, предмете иска, основаниях иска, предмете доказывания и пр. К сожалению, граждане часто читают внимательно договор только после возникновения спора.

Рассмотрим конкретный пример.

Гражданин-заимодавец дает деньги банку, иному кредитному учреждению-заемщику на определенный срок под определенный процент. После истечения срока ответчик отказывается выплатить гражданину не только положенные проценты, но и переданную денежную сумму. В итоге договор не исполняется по вине должника.

В этом случае речь идет о спорном гражданско-правовом отношении, вытекающем из договора займа. Нередки случаи, когда ответчик вводит гражданина в заблуждение, используя его юридическую неосведомленность. В связи с этим возникает необходимость выяснения намерения стороны на заключение определенного договора.

Как вариант развития спора из договора займа, можно рассматривать те случаи, когда по истечении срока действия договора ответчик изымал договор займа и выдавал гражданину расходный ордер. Механизм действий следующий: гражданин заключает договор займа, срок действия договора заканчивается, АО изымает этот договор и вместо него выдает расходный ордер на получение всех или части вложенных денежных средств.

Так, К. обратилась в суд с иском о взыскании денежной суммы и возмещении морального ущерба. К. заключила с ответчиком три договора займа под обусловленный в договоре процент. Каждый раз, когда истекал срок действия договора, она обращалась к ответчику с просьбой выплатить причитающуюся ей сумму, но получала отказ со ссылкой на отсутствие денег. Позднее ответчик изъял у нее оригиналы двух договоров и выдал взамен платежное поручение, не оплаченное на момент судебного разбирательства. Третий договор был оформлен в виде купли-продажи доли акций, хотя истица лишь намеревалась добиться исполнения договора займа.

В первом случае выдача платежного поручения (или иногда расходного ордера) практически является доказательством неисполнения договора. Если на приходном ордере не указывается, на основе какого договора он был выдан, то в суде надо установить, что это был за договор. Для этого необходима копия договора, что может быть получено от ответчика и по судебному запросу. Во втором случае необходимо исследовать содержание договора, определить намерение стороны на совершение сделки купли-продажи акций. По данному делу суд пришел к выводу о том, что договор следует считать договором займа со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Нередко АО используют правовую неосведомленность граждан и заключают с ними договоры, которые граждане не намеревались заключать. Например, граждане, обращавшиеся в АО для того, чтобы заключить договор займа и по истечении установленного в договоре срока получить свои деньги и причитающиеся им проценты, неожиданно для себя обнаруживали, что они «передали имущественный взнос в уставной фонд общества». Во всех подобных случаях устанавливается намерение гражданина на заключение того или иного договора, что уточняет характер спорного правоотношения.

После определения характера правоотношения необходимо установить стороны спорного правоотношения.

Истец может защищать свои права в индивидуальном порядке, т.е. без соучастников. Однако по таким делам возможно возникновение так называемого процессуального соучастия в активной форме, т.е. на стороне истца. Инициатором такого соучастия может быть суд.

Когда на суды «свалилось» огромное количество дел по спорам из договора займа, в некоторых судах попытались объединить их и рассматривать вместе. Такое процессуальное действие обоснованно в порядке применения ч. 4 ст. 128 ГПК: судья, установив, что в производстве данного суда имеются, например, несколько дел по искам различных истцов к одному и тому же ответчику, вправе объединить эти дела в одно производство для совместного рассмотрения, если такое объединение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров.

Как видим, для объединения дел необходимы как бы две составляющие: 1) наличие дел по искам нескольких истцов к одному ответчику, 2) такое объединение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров. Однако вскоре суды отказались от идеи их объединения по очень простой причине: требовалось провести расчеты по каждому исковому требованию, а участвующих в деле лиц было слишком много. И суды стали вновь рассматривать индивидуальные иски, хотя рассмотрение их вместе позволяет повысить эффективность исполнительного производства.

Соучастие на стороне истца может возникнуть и по инициативе самих граждан-инвесторов, решивших объединиться и подать совместный иск к одному и тому же ответчику. Это соответствует действующему в российском гражданском процессе принципу диспозитивности. Например, восемь человек обратились в суд к одному и тому же ТОО о выдаче доли в общем имуществе ТОО, указав, что они являлись учредителями ТОО, где работали с января 1995 г., затем были уволены по ч. 1 ст. 33 КЗоТ. Хотя им были выплачены суммы, внесенные в уставной фонд ТОО, истцы полагают, что размер этих сумм был занижен. Здесь истцов объединяет общность предмета и оснований заявленных требований, несмотря на то, что размер доли в общем имуществе товарищества может быть различным.

В силу ч. 3 ст. 128 ГПК за судом остается право выделения одного или нескольких требований в отдельное производство при предъявлении требований несколькими истцами или к нескольким ответчикам, если суд признает раздельное рассмотрение требований более целесообразным.

Помимо процессуального (т.е. факультативного, необязательного) соучастия может иметь место обязательное соучастие. Например, постановлением № 4/8 Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2-апреля 1997 г. «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» дано разъяснение о соучастии на стороне ответчика по делам об отказе внесения записи в реестр: «Если ведение реестра акционеров поручено специализированному регистратору (п. 3 ст. 44 Закона), в качестве ответчиков по делу должны привлекаться акционерное общество и специализированный регистратор – держатель реестра». Отказ на внесение записи в реестр относится к делам, возникающим из административных правоотношений.

После возбуждения гражданского дела стороны получают право знакомиться с материалами дела, делать из них выписки, снимать копии. Любой представитель перед началом процесса знакомится с материалами дела, находящимися у судьи. Граждане, выступающие самостоятельно, также должны использовать такое право. Это необходимо для определения организационно-правовой формы юридического лица. В настоящее время в судах находятся дела к акционерным обществам открытого, закрытого типа, обществам с ограниченной ответственностью, коммерческим банкам, частным предприятиям. Организационно-правовая форма может быть определена по учредительным документам ответчиков.

На досудебной стадии важно определить, обладает ли ответчик гражданско-процессуальной правоспособностью, в противном случае он не может быть стороной по делу. Для юридических лиц, а именно они в делах о защите прав и интересов инвесторов выступают в качестве ответчика, правоспособность возникает в момент их создания, т.е. с момента государственной регистрации.

Определение конкретного ответчика необходимо для правильного выяснения вопроса о подсудности дела.

Суд при подготовке дела к судебному разбирательству разрешает вопрос о вступлении в дело не только соучастников, но и третьих лиц. Так, в делах, например, о признании решения общего собрания недействительным суды привлекают на стороне ответчика крупных держателей акций в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора. Суд при необходимости должен решить вопрос о замене ненадлежащей стороны.

После определения сторон спорного правоотношения решается вопрос о том, под действие какого нормативного акта подпадает спор.

В начальный момент рассмотрения дел о защите прав инвесторов суды применяли различное законодательство, в частности Закон РФ № 7 «О защите прав потребителей». Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 29 сентября 1994 г. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (с изм. и доп.) недвусмысленно подчеркнул, что «отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать из договоров розничной купли-продажи..., из договоров на оказание финансовых услуг, направленных на удовлетворение личных (бытовых) нужд потребителя-гражданина..., открытие и ведение счетов клиентов-граждан, осуществление расчетов по их поручению... и других договоров, направленных на удовлетворение личных (бытовых) нужд граждан, не связанных с извлечением прибыли».

Иной пример. Некоторые «финансовые компании», обещая гражданам жилье в г. Москве, привлекают денежные средства населения, а затем по различным причинам люди не получают обещанные квартиры. Для определения того, какой же нормативный акт регулирует данные правоотношения, необходимо изучить как текст договора, так и нормативные акты – Законы «О защите прав потребителей» и «Об инвестиционной деятельности в РСФСР».

И хотя в договорах граждане именуются инвесторами, в литературе доказывается возможность применения Закона РФ «О защите прав потребителей». В этих договорах одна сторона (исполнитель) обязуется по заданию другой стороны (заказчика) оказать определенную услугу, а заказчик – оплатить эту услугу.

Определение нормы, регулирующей спорное правоотношение, позволяет правильно определить предмет и основания иска, а в дальнейшем – бремя доказывания.

Важным моментом досудебной подготовки является определение подсудности дела. По общему правилу, иск предъявляется по месту нахождения органа или имущества юридического лица (ст. 117 ГПК). Однако граждане-инвесторы вправе выбирать суд, который будет рассматривать их дело. Так, если иск вытекает из деятельности филиала юридического лица, то у истца (гражданина-инвестора) есть выбор: можно предъявить иск как по месту нахождения органа или имущества юридического лица, так и по месту нахождения филиала (ч. 1 ст. 118 ГПК). Аналогичная альтернатива существует еще в двух случаях: 1) иски о возмещении вреда, причиненного имуществу гражданина, могут предъявляться либо по месту нахождения органа или имущества юридического лица, либо по месту причинения вреда; 2) иски, вытекающие из договоров, в которых указано место исполнения, могут быть предъявлены либо по месту нахождения органа или имущества юридического лица, либо по месту исполнения договора (ч. 6,8 ст. 118 ГПК). В гражданском процессе это называется альтернативной подсудностью по выбору истца.

Например, при рассмотрении исков к некоторым юридическим лицам иногда затруднительно определить место нахождения имущества названного юридического лица. Возникают вопросы с определением подсудности споров, если после регистрации в одном районе города прошла перерегистрация в другом районе, затем вновь перерегистрация по первоначальному месту.

Определение подсудности спора непосредственно вытекает из правильности определения закона, регламентирующего данные отношения. Ошибки часто связаны с неправильным применением Закона РФ «О защите прав потребителей».

А. заключил с частной фирмой «ВАС» договор о финансировании игры «Автомиллион», по которому фирма по истечении 6 месяцев со дня передачи денег должна была рассчитаться с А., но не выполнила взятое на себя обязательство. А. обратился в Железнодорожный районный суд г. Ульяновска с иском к указанной фирме о взыскании суммы вклада и компенсации за моральный вред. Определением суда в принятии заявления было отказано по мотиву неподсудности дела данному суду, так как ответчик находится на территории Ленинского района г. Ульяновска. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ подтвердила правильность действий судьи, поскольку данный спор регламентируется нормами гражданского права, а не Законом «О защите прав потребителей», поэтому подпадает под действие общей территориальной подсудности (ст. 117 ГПК).

Следующий важный шаг – составление искового заявления.

При составлении искового заявления особенно важно полно определить предмет исковых требований: что истец просит от суда. Значимость данного действия определяется тем, что суд, как правило, не выходит за пределы исковых требований. Рассмотрим наиболее часто встречающиеся предметы исковых требований.

При определении исковых требований граждане безошибочно определяют первое и основное требование – взыскать с ответчика определенную сумму. Данная сумма складывается из размера внесенных денег плюс положенных по договору процентов.

Кроме того, ст. 395 ГК предусматривает возможность взыскания процентов за неисполнение денежного обязательства, что практически является санкцией за нарушение договора займа. Такие проценты подлежат начислению со дня, когда сумма займа подлежала возврату, до дня ее фактического возврата заимодавцу. Об этом своем праве граждане часто забывают при формулировании исковых требований. Хотя использование данного права не только увеличивает получаемую сумму, но и стимулирует ответчика быстрее исполнить судебное решение.

Как разъяснил и Верховный Суд РФ, и Высший Арбитражный Суд РФ, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК РФ проценты подлежат уплате только на соответствующую сумму денежных средств и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом.

Проиллюстрируем данный вывод суда конкретным примером. Ч. внесла на счет в районном отделении Сбербанка сроком на один год вклад с выплатой по окончании срока договора 170% годовых от внесенной суммы. Однако 1 июля 1994 г. процентные ставки Сбербанком в одностороннем порядке были снижены до 130% годовых, 1 октября 1994 г. – до 90%, в результате истица недополучила 340 667 руб. Решением районного суда недополученная сумма была взыскана в пользу истицы с соответствующего отделения Сбербанка. Однако истица вновь обратилась в суд с иском к тому же ответчику о взыскании 170 340 руб. Она обосновала свои требования тем, что ответчик неправомерно удерживал деньги истицы (340 667 руб.) в течение 5 месяцев и получил 170 340 руб. как проценты, исходя из учетной ставки 10%. В данном случае Ч. было отказано в удовлетворении иска, так как «предусмотренные п. 1 ст. 395 части первой ГК РФ проценты подлежат уплате только на соответствующую сумму денежных средств и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом».

В связи с существующей инфляцией, обесцениванием денег в исковом заявлении может содержаться просьба об индексации суммы взыскания на момент вынесения решения по делу. Эту просьбу особенно актуально заявлять сейчас, когда дела в судах находятся чрезвычайно долго. Только в первом полугодии 1996 г. количество нарушений процессуальных сроков рассмотрения гражданских дел по первой инстанции возросло с 13,4 до 17,4 %, что составило 251 тыс. дел. За этот же период было окончено 152 078 дел по искам акционеров, вкладчиков, не участвующих в хозяйственной деятельности предприятий, по 21 283 делам в сроки, свыше установленных ГПК.

Может быть заявлена просьба и о возмещении неполученной выгоды. Например, гражданин приобретает доли обыкновенной акции по номинальной стоимости, ему выдается сертификат на их владение на определенной срок. На приобретенные доли акций начисляется курсовая надбавка. После истечения срока договора АО обязуется перепродать доли акций по первоначальной стоимости (или по номинальной стоимости) с учетом курсовой надбавки. В договоре предусматривались и последствия неявки акционера в установленный договором срок, например, продление договора еще на месяц на условиях существующих в данный момент процентов. Условия договора вызывают вопрос: нет ли здесь притворной сделки со всеми вытекающими правовыми последствиями? В суде должно быть выяснено намерение гражданина о заключении именно данного вида договора. Если гражданин намеревался заключить договор займа, а был введен в заблуждение АО, то договор должен быть признан недействительным с передачей истцу переданных денег и возмещением убытков. В качестве убытков суды признают неполученный доход (в виде курсовой надбавки), который истец получил бы, заключи он договор займа.

Отдельно следует остановиться на возмещении морального вреда. Истцы часто включают такие требования в исковые заявления. Согласно ст. 151 ГК моральный вред (физические или нравственные страдания) возмещается, если гражданину причиняется моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права или посягающими на другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных в законе. Речь идет о причинении нематериального вреда.

Законодательство, предусмотрев возможность компенсации причиненного морального вреда, не предлагает каких-либо критериев определения его размера в денежном выражении, поэтому вопрос решает суд. Размер возмещаемого вреда в каждом случае индивидуален, но отчасти может зависеть и от характера спорного правоотношения. Это означает, что уже при составлении искового заявления должно приниматься во внимание бремя доказывания. От истца требуется указать, кто, когда, при каких обстоятельствах причинил ему моральный вред, в чем конкретно выразились его физические и нравственные страдания, назвать размер компенсации в денежном исчислении, сослаться на доказательства, подтверждающие доводы.

Между гражданином и АО могут быть заключены различные виды договоров, определяющие предмет иска. Так, М. и АООТ «Невские просторы» заключили договор, по которому М. передала деньги, а АООТ обязалось передать М. однокомнатную квартиру общей площадью не менее 37,7 кв. м в течение пяти лет. В 1995 г. у М. сложились тяжелые семейные обстоятельства и она решила расторгнуть договор с АООТ. В этом случае предмет иска может быть определен как расторжение договора и взыскание переданных денежных сумм.

После определения предмета иска речь должна идти об основаниях иска. Истец обосновывает каждое заявленное требование. По общему правилу, каждая сторона доказывает те обстоятельства, на которые ссылается. Поэтому если истец выдвигает какое-то требование, то оно должно подтверждаться ссылкой на конкретные обстоятельства. Ответчик также несет ответственность по доказыванию. Например, если он ссылается на невозможность исполнения договора вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, то должен доказать наличие таких обстоятельств.

Несколько слов об особенностях принятия искового заявления гражданина-инвестора судьей.

При принятии искового заявления судья выясняет, нет ли предусмотренных законом препятствий для возбуждения гражданского дела. Речь идет о проверке: 1) наличия предпосылок права на иск и соблюдения условий предъявления иска (ст. 129 ГПК), 2) соответствия формы и содержания заявления требованиям закона (ст. 126 ГПК), 3) приобщения к заявлению необходимых копий (ст. 127 ГПК),

4) уплаты государственной пошлины (ст. 82 ГПК). Это общие требования, соблюдение которых необходимо по любой категории дел.

При наличии предпосылок права на иск и соблюдении условий предъявления иска применительно к спорам с участием инвесторов действуют общие правила, предусмотренные в ст. 129 ГПК. Несоблюдение положений ч. 2 ст. 129 ГПК приводит к отказу в принятии заявления.

Прежде всего это касается неправильного определения подведомственности спора.

Далее, п. 3 ч. 2 ст. 129 ГПК предусматривает отказ в принятии заявления, если имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о принятии отказа истца от иска или об утверждении мирового соглашения. Таким образом, данная норма исключает возможность повторного рассмотрения тождественного иска. При этом необходимо помнить, что тождество иска предполагает наличие тех же самых сторон, одних и тех же предмета и оснований иска.

В качестве примера можно привести следующее гражданское дело. Районный суд г. Екатеринбурга рассмотрел иск Г. к ликвидационной комиссии АКБ о взыскании денежных сумм во исполнение договора от 1 октября 1993 г. по срочному депозитному вкладу. Истец обосновывал требования тем, что банк не выполнил свои обязательства. Кроме того, истец просил взыскать 3 млн. руб. в качестве компенсации за причиненный моральный вред. Ранее Г. уже обращался к суду с иском к АКБ, и иск был удовлетворен. По настоящему делу иск предъявлен к ликвидационной комиссии, которая не является новой стороной в споре, поскольку в силу ч. 3 ст. 62 ГК с момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами юридического лица (АКБ), у которого приказом Центрального банка РФ была отобрана лицензия на совершение банковских операций.

Вместе с тем, несмотря на тождество сторон, нельзя не отметить отсутствие тождества в предмете и основаниях иска. Так, в при первоначальном обращении к суду истец не заявлял требование о взыскании морального вреда и этот вопрос не исследовался судом. По этой причине вновь подаваемое исковое заявление тождественно лишь в части взыскания денежных сумм во исполнение договора. В остальной части (компенсация морального вреда) иск должен был быть принят судом первой инстанции и рассмотрен по существу.

Частые ошибки допускаются при определении подсудности спора (п. 7 ч. 2 ст. 129 ГПК). Истцу бывает очень сложно правильно определить подсудность дела конкретному суду, так как не каждый может разобраться, где находится орган или имущество юридического лица. Несоблюдение правила о подсудности приводит к тому, что судья отказывает в принятии заявления. Однако ошибочная подача заявления в другой суд не препятствует дальнейшему повторному обращению в суд по подсудности. Адвокаты в таких случаях могут пользоваться своим правом запроса через юридическую консультацию для определения, например, местонахождения органа или имущества юридического лица.

Иногда заявление от имени заинтересованного лица подается лицом, не имеющим полномочий на ведение дела, что также рассматривается в качестве основания к отказу в принятии заявления (п. 9 ч. 2 ст. 129 ГПК). Если заявление подается представителем, то к заявлению прилагается доверенность или иной документ, удостоверяющий полномочия представителя. При принятии заявления разовая доверенность приобщается к делу. Общая доверенность может не приобщаться к делу, но полномочия представителя должны быть проверены судьей при принятии заявления.

В случае отказа в принятии искового заявления судья выносит об этом мотивированное определение, в котором указывает, как устранить обстоятельства, препятствующие возникновению дела. Определение судьи об отказе в принятии заявления может быть обжаловано (опротестовано) в частном порядке.

Помимо наличия предпосылок права на иск и соблюдения условий предъявления заявления судья проверяет соответствие заявления реквизитам, указанным в ст. 126 ГПК. Требования, указанные в данной статье, в равной степени относятся ко всем категориям дел, здесь же будет сказано о наиболее типичных нарушениях.

В частности, в письменном заявлении должны быть указаны:

наименование истца, его место жительства. В российском праве пока не принята конструкция групповых исков по делам о защите неопределенного круга инвесторов, поэтому даже если есть стремление защитить интересы всех инвесторов в одном гражданском процессе, то в исковом заявлении должны быть перечислены все истцы с указанием их места жительства.

При подаче заявления представителем в заявлении указываются наименование и адрес представителя. Если заявление подается представителем, то оно подписывается истцом или его представителем. И как уже было сказано ранее, к исковому заявлению прилагается доверенность или иной документ, удостоверяющий полномочия представителя. В делах о защите прав инвесторов чаще всего используется договорное представительство.

В гражданском процессе существует правило: когда один из соучастников может выступать в своих интересах и интересах других соучастников, для этого достаточно, чтобы соучастники заявили устное ходатайство в суде о том, что они поручают ведение дела одному из соучастников. Такое заявление подлежит занесению в протокол судебного заседания;

обстоятельства, на которых истец основывает свое требование, и доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства.

Толкованию этого положения ст. 126 ГПК неоднократно уделялось внимание в судебной практике. Согласно п. 4 ст. 126 ГПК в заявлении должны быть указаны: 1) обстоятельства, на которых истец основывает свои требования. Например, заключение договора займа, истечение срока действия договора, отказ ответчика вернуть вложенные деньги и полагающиеся проценты; 2) доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства. Имеется в виду не обязанность приложения к заявлению всех доказательств, а указание на них в заявлении. Например, истец может указать на наличие договора займа, изъятого у него в день наступления платежа, и на наличие расходного ордера, не оплаченного к настоящему моменту. От истца не требуется на момент предъявления заявления приобщать к заявлению все доказательства по делу. Судья не вправе оставить заявление без движения при отсутствии доказательств, приложенных к заявлению. Но истец вправе приложить все имеющиеся у него доказательства к исковому заявлению. Более того, это желательно, хотя и необязательно;

требования истца. Они могут быть разными в зависимости от конкретного дела: о взыскании материального ущерба и индексации, о возмещении морального вреда и т.д. Требования должны быть четко сформулированы и логично вытекать из мотивировочной части заявления. Часто при описании событий, обосновании требований истец не упоминает о причинении ему морального вреда, но включает просьбу о компенсации в заключительную часть заявления;

другие обстоятельства, подлежащие указанию в ст. 126 ГПК.

В соответствии с действующим законодательством по имущественным спорам должна быть уплачена государственная пошлина, размер которой определен Законом «О государственной пошлине». Однако граждане при обращении в суд с исками о возмещении убытков, связанных с невозвратом в сроки, предусмотренные договорами или учредительными документами, денежных или имущественных вкладов, внесенных в акционерные общества, товарищества, банки и другие коммерческие организации, освобождаются от уплаты государственной пошлины. Такой подход законодателя совершенно обоснован и введен в порядке защиты интересов граждан.

Если судья установит, что исковое заявление подано без соблюдения требований, изложенных в ст. 126 и 127 ГПК, или не оплачено государственной пошлиной (когда нет освобождения от уплаты государственной пошлины), то он выносит определение об оставлении заявления без движения.

Необходимо сказать о возможности и желательности заключения мирового соглашения еще на стадии подготовки дела.

В одном из районных судов г. Екатеринбурга было возбуждено гражданское дело в связи с нарушением прав соучредителя компании, который не допускался до ознакомления с реестром. Судья, используя предоставленное ему законом право, пригласил на беседу истца и ответчика, после беседы правовой конфликт был ликвидирован.

Согласно изменениям и дополнениям, внесенным в ГПК в 1995 г., при утверждении мирового соглашения суд проверяет, не противоречат ли условия мирового соглашения требованиям закона и не нарушаются ли интересы других лиц.

Во всех случаях целесообразно добиваться разрешения спора еще на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Добровольность восстановления нарушенных прав акционера не только сократит время сторон, но и позволит разрешить дело миром. Здесь немалая заслуга судей, которые вызывают обе стороны и пытаются добиться урегулирования возникшего конфликта. Хотя скорее это обязанность представителей сторон: добиться компромисса, выгодного обеим сторонам.

При рассмотрении имущественных и неимущественных споров в суде нельзя забывать о возможности применения мер обеспечения иска.

Отдельно следует рассмотреть вопросы, связанные с доказательствами и доказыванием. Эти проблемы являются центральными в любом виде гражданского судопроизводства.

Один из важнейших вопросов – определение предмета доказывания. Источник определения предмета доказывания – норма права, регулирующая данное правоотношение, и основания конкретного иска.

Первый источник – норма права, регулирующая данное правоотношение. Как правило, норма права, будучи правилом поведения, содержит в себе указание на обстоятельства, которые следует доказать не по конкретному делу, а по абстрактному.

Остановимся, например, на возмещении морального вреда, так как это требование указывается почти в каждом заявлении гражданина-инвестора при обращении за защитой в суд. Согласно ст. 151 ГК РФ «если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда».

Таким образом, в предмет доказывания по делам о возмещении морального вреда входит установление:

имели ли место действия или бездействие ответчика, причинившие истцу физические или нравственные страдания;

нарушали ли эти действия или бездействие личные неимущественные права гражданина или посягали ли они на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Что это за права и блага;

в чем выразились физические и нравственные страдания лица;

степень вины причинителя вреда (за исключением случая ответственности без вины);

размер денежной компенсации;

при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) причинены физические и нравственные страдания и пр.

Это круг вопросов, подлежащих установлению практически по любому делу, где заявлено требование о возмещении морального вреда. Однако в каждом конкретном случае уточняется и индивидуализируется предмет доказывания.

Посмотрим, как далее может развиваться предмет доказывания применительно к возмещению морального вреда относительно инвестора.

Необходимо установить следующее:

насколько важна денежная потеря для конкретного гражданина. Здесь имеется в виду не размер материального вреда (он возмещается независимо от компенсации морального вреда), а причинение нравственных страданий. Так, пенсионер мог положить в «лопнувший» банк все имевшиеся у него сбережения. И размер их не столь важен по сравнению с той трагедией, которую переживает человек, в одночасье потерявший все, что копил в течение многих лет или в связи с невыплатой банками денежных средств граждан. Например, приостановление выплат средств по вкладам граждан в «СБС Агро» практически означает, что многие лишись возможности получить свою зарплату,

перечисляемую организациями на счета данного банка, чьи филиалы расположены в большинстве субъектов РФ;

когда и при каких обстоятельствах гражданин внес деньги в банк. Ни для кого не секрет, что многие пожилые одинокие люди вкладывали деньги в банки, чтобы сберечь от инфляции деньги, оставленные на собственные похороны. Некоторые вкладывали деньги, чтобы по получении процентов приобрести необходимые в быту вещи;

какие нравственные или физические страдания наступили для потерпевшего. Например, одинокая мать, решив подкопить деньги для лечения ребенка в санатории, потеряла их. Этим причинены как нравственные, так, возможно, и физические страдания.

Граждане часто просят в исковом заявлении компенсировать причиненный моральный вред, не указывая каких-либо из перечисленных обстоятельств.

Рассмотрим другой пример: иски о признании решений общего собрания акционеров недействительными.

Основаниями для удовлетворения подобного иска акционера являются:

несвоевременное извещение или неизвещение акционера о дате проведения общего собрания (п. 2 ст. 52 Федерального закона «Об акционерных обществах»);

непредоставление возможности ознакомиться с информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания (п. 3 ст. 52 Закона «Об акционерных обществах»);

несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования при его заочном проведении (п. 3 ст. 50 Закона «Об акционерных обществах») и пр.

При этом суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинение убытков данному акционеру (п. 8 ст. 49 Закона «Об акционерных обществах»).

Приведем пример из судебной практики. Кр., К., АОЗТ обратились в суд с иском к АО о признании недействительным решения общего собрания акционеров АО в части утверждения нового устава общества, по которой к компетенции совета директоров отнесены изменение уставного капитала и вопрос о залоге имущества общества.

В обоснование иска указано: акционер Кр. накануне был направлен ответчиком в командировку, что лишило его возможности участвовать в собрании. Другой акционер К. из-за поломки транспорта не мог явиться на собрание. АОЗТ не было уведомлено о проведении собрания. По мнению истцов, их голосование могло повлиять на результаты, поскольку они владеют значительным числом акций и были против принятого общим собранием решения. В удовлетворении иска судом было отказано.

Кассационная инстанция отменила решение, указав, что из представленной ответчиками копии реестра акционеров АО и объяснений участвующих в кассационной инстанции лиц следует, что при участии К. и АОЗТ решение в части внесения изменений в устав по изменению компетенции совета директоров не было бы принято. Суд должен проверить, входило ли в компетенцию общего собрания принятие обжалуемого решения.

Как видим, в предмет доказывания по данному делу входили не только установление обстоятельств, перечисленных в качестве возможных оснований для признания решения общего собрания недействительным, но и проверка компетенции общего собрания по вынесению соответствующих решений.

Аналогичным образом определяется предмет доказывания и по другим категориям дел.

Обязанность доказывания.

По общему правилу, каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 50 ГПК).

Скворцов обратился в суд с иском к Александровскому коммерческому банку «Алекскомбанк» о возврате удержанной суммы и компенсации морального вреда. Скворцов сослался на то, что 8 апреля 1994 г. на его счет МНПП «Инициатива» перечислило по платежному поручению 5 059 338 руб. 12 апреля 1994 г. при выдаче ему названной суммы с него было удержано незаконно, без договора, 151 780 руб. в качестве комиссионных. Федеральный закон от 3 февраля 1996 г. № 17-ФЗ «О банках и банковской деятельности» не предусматривает взимание в этих случаях с вкладчиков комиссионного вознаграждения и не предоставляет банкам такого права. Следовательно, удержание с истца комиссионного вознаграждения возможно только в силу договора между банком и истцом. Истец отрицал наличие договора.

Представитель ответчика в суде пояснил, что истцу при получении денег было сообщено, что организация, перечислившая ему деньги, не уплатила комиссионное вознаграждение, поэтому деньги будут выплачены истцу только при уплате им комиссионных. Истец подтвердил сказанное представителем ответчика. Но истцу были срочно нужны деньги, и он согласился выплатить комиссионные. Это в суде подтвердило несколько свидетелей. Таким образом, если истец ссылается на отсутствие договора между ним и банком о выплате комиссионных, на срочную потребность в деньгах в тот момент, на вынужденность согласиться выплатить комиссионные под страхом перевода денег обратно организации, перечислившей их ему, то истец эти обстоятельства и должен доказать. Ответчик, возражая против утверждения об отсутствии договора, стремился доказать устное согласие истца на выплату комиссионных. В рамках предмета доказывания по данному делу суду следовало обсудить вопрос о действительности устного согласия истца, исходя из обстоятельств, при которых оно было дано.

Нередко стороны ссылаются на юридически безразличные обстоятельства, которые нет смысла доказывать, ибо они не входят в предмет доказывания. Например, С. обратилась с иском в АОЗТ о начислении имущественного пая, ссылаясь на то, что проработала у ответчика более пяти лет, затем уволилась в связи с выходом на пенсию по возрасту. Ответчик отказал С. в выплате пая. Согласно Положению о реорганизации колхозов, совхозов и приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий (постановление Правительства РФ от 4 сентября 1992 г. № 708 для получения права на имущественный пай не установлена необходимость наличия определенного стажа. Следовательно, истица не обязана представлять доказательства пятилетнего стажа работы у ответчика. В данном случае любая справка о стаже работы является неотносимым доказательством (ст. 53 ГПК).

Помимо того, что представляемые доказательства должны быть относимыми, они должны быть и допустимыми. Относимо и допустимо ли доказательство – решает суд.

Из общего правила о распределении бремени доказывания есть несколько исключений. Так, вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого состоялся приговор суда, по вопросам: 1) имело ли место это действие, 2) совершено ли оно этим лицом (ч. 3 ст. 55 ГПК). Размер же причиненного вреда конкретному истцу подлежит установлению в гражданском судопроизводстве. Это правило применяется при рассмотрении гражданских исков граждан-инвесторов, вытекающих из уголовного дела.

Кроме того, факты, установленные вступившим в законную силу решением суда по одному гражданскому делу, не доказываются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица (ч. 2 ст. 55 ГПК).

В некоторых случаях действуют правовые презумпции. Например, ответчик, не исполнивший обязательство либо исполнивший его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (в форме умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности (ч. 1 ст. 401 ГК). В этом случае как бы презюмируется вина ответчика, поэтому истцу достаточно сослаться на неисполнение обязательства по вине ответчика. Ответчик же сам обязан доказать отсутствие вины. Если иное не предусмотрено в законе или договоре, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (ч. 3 ст. 401 ГК).

Правовые презумпции «сдвигают» бремя доказывания, освобождая одну из сторон от обязанности доказывать обстоятельства, на которые они ссылались.

Как известно, решения суда первой инстанции могут быть обжалованы (опротестованы) в кассационном порядке. В качестве оснований к отмене решения суда в кассационном порядке может выступать недоработка сторон и суда в плане собирания, представления, исследования или оценки доказательств.

ГПК так определяет эти основания:

неправильное определение юридически значимых доказательств;

недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд считает установленными;

несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела (п. 1-3 ч. 1 ст. 306 ГПК).

Несколько примеров из судебной практики, где решения по делу были отменены по указанным выше основаниям.

В последнее время в судах много дел, связанных с выдачей акций. Так, К. обратился в районный суд г. Екатеринбурга с иском к АООТ ПТО о выдаче ему 20–22 акций как бывшему работнику предприятия. К. пояснил, что он проработал на этом предприятии почти 30 лет. В октябре 1994 г. он узнал, что предприятие было приватизировано. Поскольку его не известили о приватизации предприятия, он не смог участвовать в закрытой подписке на акции предприятия. Объявления в газете «Уральский рабочий» он не видел. Знает, что других работников известили индивидуально.

В удовлетворении иска районный суд отказал. Кассационная инстанция отменила решение районного суда в связи с неправильным определением юридически значимых обстоятельств: суд не проверил доводы истца об имевшем месте оповещении, не были допрошены свидетели.

Другой пример. Ч. обратился в суд с иском к страховой компании «Сиверко» о взыскании страхового вознаграждения в размере 7 млн. руб. и штрафа за несвоевременную выплату всей страховой суммы. Он пояснил, что застраховал принадлежащую ему дачу на указанную сумму, а после пожара, когда сгорела эта дача, ему выплатили 850 000 руб.

Представитель компании не признал иск, считая, что при заключении договора Ч. ввел их в заблуждение, указав в качестве объекта страхования не существовавшую в действительности баню. Кроме того, по мнению представителя страховой компании, стоимость дачи и хозпостроек была завышена.

Решением суда в пользу истца взысканы страховое возмещение и штраф за несвоевременную выплату в общей сумме 9 млн. 117 тыс. руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила решение и направила дело на новое рассмотрение. Относительно доказывания по данному делу было отмечено много недостатков. Во-первых, суд не установил, что из себя представляла баня, имелась ли она в действительности как самостоятельный объект страхования. Суд же первой инстанции счел несостоятельным утверждение ответчика о том, что истец намеренно ввел в заблуждение страховую компанию относительно имевшейся у него бани как самостоятельного строения. Свой вывод суд подтвердил ссылкой на объяснения истца, его сына, жены и соседа по даче, который не видел баню.

Во-вторых, суд не исследовал все необходимые доказательства по делу. Так, соседи истца, допрошенные по уголовному делу, показали, что бани не было, рядом с дачей стоял старый каркас от фургона, где истец держал домашний скот. Эти свидетели не были допрошены в суде, данные следствия не привлечены.

В-третьих, суд не дал оценку возражениям ответчика. Ответчик утверждал, что дача была построена без фундамента, стены не обшиты, нижние бревна прогнили. Для выяснения действительной стоимости дачи суд назначил строительную экспертизу и впоследствии сослался на ее заключение. Однако в материалах дела данного документа нет, эксперт в суд не вызывался. В этом усматривается нарушение принципа состязательности и равенства сторон.

Бесплатная система онлайн-бронирования (записи) для любого бизнеса

Консультация осуществляется для городских и мобильных номеров. Выберите город из списка
 

Вид консультации:
Ваш регион:
Ваше имя:
Телефон: (можно сотовый)
Ваш вопрос
(можно кратко)




  контакты